Понедельник, 24.04.2017, 14:26
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интеллектуальный бестселлер

Жеральд Мессадье / А если это был Он?
17.06.2010, 16:51
Незнакомец из Карачи

«Вы нам обещали десять, по пять тысяч долларов за штуку. А теперь предлагаете только восемь, по шесть тысяч. Выходит, почти за ту же цену мы получаем на две меньше! Вы нарушили свое слово!»
Возмущенный голос яростно метался под высоким потолком склада. Человеку, которому он принадлежал, было, наверное, лет пятьдесят. Массивное лицо, очень коротко остриженные волосы, густая борода, просторная рубаха поверх бесформенных штанов и длинный черноватый плащ, ниспадающий до грубых солдатских башмаков прежней советской армии.
На урду он изъяснялся свободно, но с более гортанным выговором, чем уроженцы Пакистана.
Он призвал в свидетели маленькую группу своих соратников, стоявших напротив продавцов спорного товара — ракет «земля — воздух» SA-7, одна из которых была уже распакована и лежала меж блоков из полистирена: темно-зеленый цилиндр длиной с руку и едва ли толще. Семь остальных еще покоились в заколоченных ящиках с этикетками на русском, английском и урду у ног десяти разновозрастных, но одинаково одетых человек. Все были в просторном и темном.
Неоновые трубки заливали помещение призрачным светом, искажающим все цвета.
Воздух сотряс гудок отплывающего парохода. Через приоткрытую дверь склада донесся металлический скрежет и грохот. Дрогнула земля: мимо по рельсам прокатилась вагонетка, которую с уханьем и гиканьем толкали два человека. Влажный теплый ветер обрушил на склад волну запахов с набережной Карачи: гниющей воды, отработанного машинного масла, мазута, рыбы — и скрипнул створкой незапертой двери.
Десять часов вечера: мультимиллионеры из роскошного восточного предместья Клифтон сидят за столом в своих покоях с кондиционированным воздухом. Лакомятся, например, заливным из цыпленка с соусом карри, шедевром повара с жалованьем министра (правда, без учета взяток), потягивая «Пулиньи-монтарше» и обмениваясь самыми свежими впечатлениями о Лондоне или Нью-Йорке, а также сплетнями о последних подвигах Имрат Хана. И все это под «Мустт-Мустт» — классику наиярчайшей звезды, Нусрат Фатех Али Хана, величайшего (и наитолстейшего) тенора мира.
В кинотеатрах на Сарвар-Шахид-роуд или Зебун-Низа-стрит элегантная и, как всегда, недовольная молодежь уже поглощена сладковато-приторными приключениями героев очередного болливудского фильма. И парни, и девушки закончат вечер в ночном клубе.
Иметь в Карачи двадцать лет и богатых родителей!
Город окутывал рыжий туман, порожденный самым естественным образом испарениями двенадцати миллионов живых существ — не считая крыс, по одной на жителя, — и субтропической жарой, искрящейся веселыми неоновыми огнями между небоскребами, зданием «Метрополитен-отеля & Фо Сизенс» и викторианскими массами Карачи-девелопмент-билдинг.
Какой-то человек в простонародной одежде — длинной рубахе с широкими рукавами, в сандалиях на босу ногу и в когда-то белой шапочке — заглянул снаружи на склад. Никто не обратил на него внимания. Город кишел нищими, пролезавшими повсюду даже ночью в надежде на подачку к ужину.
— Садык, — ответил вожак продавцов своему недовольному покупателю, — ты же сам знаешь, что мы всего лишь посредники. Не мы устанавливаем цены. С нас запросили шесть тысяч долларов, вот я и передаю их требования.
— Я знаю также, Мурад, что свои пятьсот долларов комиссионных ты берешь с цены. На десяти ракетах ты заработал бы пять тысяч. На восьми заработаешь четыре восемьсот. Видимо, для тебя это почти не составляет разницы.
— Я ведь должен платить своим людям. И за доставку. И еще тем, другим, про которых ты знаешь. SA-7 не простое оружие. Если бы ты заказал АК-47 — никаких проблем. Но ракеты, про которые каждый знает, что они для сбивания самолетов… По нынешним временам это очень ходкий товар.
Садык сделал шаг вперед.
— Мурад, это же не холодильники. И не вентиляторы. Это священное оружие для наших братьев. Для ислама! Ты не можешь вести себя как простой купец. Иначе будешь отступником! Нарушителем долга! Мы не богаты. У нас каждый доллар на счету.
Услышав обвинение в отступничестве, одно из самых позорных для мусульманина, Мурад вздрогнул. Его люди нахмурились и вытянули шеи. С губ уже готовы были сорваться гневные речи. Один из них воскликнул:
— Ты нас всех оскорбляешь!
— Да, всех, потому что он вам платит! Вы все отправитесь в ад!
Один из обиженных выступил вперед.
— Возьми свои слова назад.
— Ничего я назад не возьму.
Человек схватил Садыка за грудки. Тот сунул руку в карман. Раздались крики. Блеснуло лезвие ножа.
Тогда незнакомец, все это время наблюдавший за сценой, приблизился.
— Терпение! — крикнул он.
Стычка на мгновение прервалась. Все уставились на непрошеного гостя. Лет сорок, темная борода и проницательный взгляд.
— «Терпение — благо!» — повторил незнакомец.
Он произнес это по-арабски: «Еl sabr taïeb». Слова самого пророка требовали уважения, пусть хоть на миг.
— Ты кто такой? — сердито спросил Мурад. — Чего тебе тут надо? Вышвырните его прочь!
Двое из его людей схватили чужака за руки. Но любопытство оказалось сильнее. Что он хотел сказать своим «терпением»?
— Для чего это оружие? — спросил тот, кивнув на ящики.
— А тебе какое дело? — воскликнул Мурад, выведенный из себя, но заинтригованный этим властным тоном.
— Не отвечай ему, он наверняка шпион! — крикнул кто-то.
Садык все же ответил:
— Это оружие, болван неотесанный, предназначено для защиты ислама!
— И кто же на него нападает?
Садык пожал плечами.
— Ему угрожают отовсюду, и люди из Москвы, и американцы.
— Этим оружием сбивают гражданские самолеты! — заявил незнакомец с горячностью, — Вы нарушаете заповедь пророка. Он же сказал: «Не нападайте первыми». Воистину Бог ненавидит нападающих!
Подручные Садыка и Мурада озадаченно, если не растерянно, уставились на незнакомца.
— Вы хотите защищать ислам, нарушая его заповеди? Вы будете прокляты.
— Где это сказано?
— Во второй суре Корана, невежда.
Садык сграбастал незнакомца за ворот рубахи и угрожающе прорычал:
— Тебе-то какое дело, птица несчастья?
— Это мне доказывает, что ты безбожник, Садык.
— Откуда ты знаешь мое имя?
— Я же говорю, это шпион! — повторил его подручный.
— Садык, — ответил незнакомец, — ты ссылаешься на ислам, чтобы нападать первым. Так будет же проклято это оружие!
Он протянул руку к распакованной SA-7, и ракета вдруг потускнела, почернела и съежилась. А через мгновение из ящика выскочила большущая крыса с испуганными глазами и опрометью бросилась в глубь склада.
Все завопили, кроме Садыка, который побледнел и разжал пальцы. Все в слезах упали на колени и стали молиться.
— Теперь у вас только крысы, — сказал незнакомец с презрением.
В самом деле, из ящиков доносились писк и возня.
Те двое, которым было поручено держать незнакомца, тоже упали на колени и лихорадочно лобызали край его плаща.
— Кто ты? — спросил Садык хрипло.
— Какая тебе разница?
Вдруг Садык напрягся.
— Откройте ящики! Мурад, прикажи открыть ящики!
Тот взглянул на него, внезапно побледнев.
— Ты хочешь еще больше прогневить небо, Садык? Ты что, не видел крысу?
— Прикажи открыть ящики!
Наконец Мурад отдал приказ. Два человека, упавшие к ногам незнакомца, испуганно прижались к нему. Стоя в нескольких шагах, Садык наблюдал за двумя другими, которые взламывали ящик ломом. Отскочила одна доска. Садык поднял ее. Из ящика выскользнула черная крыса и укусила его за руку. Он вскрикнул.
Люди побежали прочь с воплями ужаса, даже те, что жались к ногам незнакомца.
Когда они скрылись, неизвестный тоже вышел и растворился в толпе на причале № 3.


Подполковник Ияд Абу-Бакр, начальник отдела портов и аэропортов ISI–Inter Services Intelligence (собственно пакистанских секретных служб), смотрел на стакан чая, стоявший на его письменном столе. Офис отдела располагался на четвертом этаже современного здания на углу Мирза-Адам-Хан-роуд. За окнами цвели сады азалий по берегам реки Лиари. Но полковнику было не до красот. Он поднял полуприкрытые веками глаза на своего посетителя, перепуганного человека лет тридцати. Казалось, страх засасывал того откуда-то изнутри.
— Принял что-нибудь?
— Принял?
— Опиум?
— Клянусь пророком, ваше превосходительство, только большой стакан чаю.
Абу-Бакр протянул руку к собственному стакану и отхлебнул глоток темной жидкости. Он знал своего человека: Ради Зуль'Анзар парень серьезный, никогда не прикасался к спиртному и уж тем более к наркотикам, в избытке встречающимся на улицах города. Он использовал этого агента уже два года и всегда оставался им доволен: скромный, пунктуальный, ловкий. Он устроил его к торговцу оружием Мураду Танзилю, разумеется, через подставных лиц, чтобы быть в курсе сделок, заключавшихся в стране. Поскольку Танзиль, деливший свое время между Пешаваром, центром подпольной торговли оружием в Пакистане, и Карачи, огромным перевалочным пунктом, был одним из крупнейших коммерсантов в этой области. И отлично знал, какое оружие пользовалось спросом, какие и где готовились операции. Доверенный человек Танзиля в Кандагаре, по ту сторону гор, вел дел не меньше, чем солидная торговая фирма. Без единой бумаги и, разумеется, не платя ни гроша каких бы то ни было налогов.
Абу-Бакр был недоволен продажей SA-7. Что-то уж слишком часто стали попадаться эти ракеты, использовавшиеся против гражданских самолетов всех мастей, а также против русских вертолетов в Чечне, американских — в Ираке, индийских — в Кашмире и даже пакистанских — в самом Пакистане, когда государственные службы, боровшиеся с наркодельцами, излишне тех допекали. Никогда не узнаешь наверняка, в чьих руках они в итоге окажутся, да и американцы уже начали вопить, что Пакистан — гнездо подпольных торговцев, снюхавшихся с «Аль-Каедой». Министр внутренних дел приказал проявить особую бдительность в этом вопросе. Товар, о котором шла речь, был наверняка из бывшей Югославии. Ракеты, якобы пропавшие, пропали отнюдь не для всех. Он уже собирался отдать приказ таможенникам, чтобы те усилили контроль на всех пограничных постах востока и севера страны.
И вот эти SA-7 превратились в крыс! Совершенно невероятная история.
Однако на этом складе и впрямь произошло что-то странное. Ради всегда соблюдал уговор не появляться в здании ISI. Чтобы он его нарушил, у него должна была появиться весьма настоятельная причина.
— Ладно, — сказал Абу-Бакр, поднимаясь. — Едем.
Ради вопросительно посмотрел на него.
— Куда, ваше превосходительство?
— На склад.
— Ваше превосходительство, у меня дети, я…
— Поедешь со мной, — заявил ему Абу-Бакр тоном, не терпящим возражений.
Он легко поднял свое массивное, но спортивное тело с кресла, снял телефонную трубку, потребовал двух вооруженных человек для сопровождения и велел приготовить свою машину. Потом пропустил Ради вперед и направился к лифту, ведущему прямо в гараж. Через десять минут на пандус вылетела черная «тойота» с тонированными стеклами и помчалась к набережным. Ради указал склад на причале № 3. Водитель затормозил, и все пятеро вышли из машины. Абу-Бакр осмотрел стены, надпись по трафарету «Агназар корпорейшн» на двух языках, урду и английском. Старая уловка: Танзиль выставлял на белый свет легальный бизнес, одно из своих многочисленных предприятий, расположенное в двух шагах от «Пэкистан нэшнл шиппинг корпорейшн билдинг», дабы показать, что занимает видное положение и убедить власти, что ему нечего скрывать.
На двери болтался висячий замок. Наверняка кто-то из людей Танзиля нарочно пришел потом, чтобы запереть склад. Абу-Бакр не стал сбивать замок выстрелом из пистолета, опасаясь привлечь внимание. Он и его люди обогнули здание. Как и предполагалось, сзади тоже нашлась дверь. Несколько ударов плечом, и она уступила. Один из военных нашарил выключатель. Зловещий свет залил помещение.
Первая странность, которую увидел Абу-Бакр, была в том, что все ящики оставались на месте. Два открытых: первый — еще до появления незнакомца, а второй — по приказу Садыка. Он внимательно их осмотрел, поднял упаковочный блок из литого полистирена и изучил этикетки на остальных, нетронутых ящиках, по-прежнему сложенных штабелем.
Наклонился пониже и узнал крысиный помет.
Ради дрожал всем телом.
— Откройте один из этих, — указал Абу-Бакр на закрытые ящики.
— Ваше превосходительство… — взмолился Ради.
Водитель принес монтировку из багажника машины.
Открыв шестой ящик, военный отскочил назад. Оттуда выскочила крыса. Ради вскрикнул и бросился к двери. У военного, державшего ломик, вырвалось ругательство. Он повернулся к Абу-Бакру. Подполковник закусил губу. Потом достал из кармана cheroot и закурил.
— Ладно, — сказал он. — Уходим.
Он нашел Ради за дверью, в слезах.
Все сели в машину.
В остальных ящиках так и остались крысы.
------------------------------------
Категория: Интеллектуальный бестселлер
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 29
Гостей: 29
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2017