Четверг, 27.04.2017, 21:53
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Интересное от российских авторов

Василий Головачёв / Черный человек. Книга 2
15.03.2017, 19:53
ПРОРИЦАТЕЛЬ

Из теснины ущелья Умолкших Криков поезд вырвался на простор Серебряной долины, и взору открылся волшебный уголок не обжитой людьми природы: слева от колеи текла река Уицилопочтли, прозрачная до самого дна, справа громоздились циклопические глыбы камня, рухнувшие когда-то со стены каньона, а впереди засверкали платиновым блеском скалы Рока, в которых индейцы охраняли свои серебряные копи.
— Приготовились, — сказал сержант, погладив пушистые усы и баки, и поглубже надвинул фуражку с кокардой.
Полицейские зашевелились, проверяя амуницию, защелкали обоймами, вынимая их из револьверов и всаживая ударом обратно.
— Как дела, новичок? — обратился к Мальгину вполголоса его сосед, пожилой полицейский, на вид толстый и неповоротливый. — Поджилки не трясутся?
— Нет, — коротко ответил Мальгин, проверяя оба свои револьвера, «веблей» и «смит-и-вессон», достал из заднего кармана третий — «маузер».
Толстяк присвистнул, подмигивая оживившимся товарищам, но сострить не успел: впереди вдруг треснул выстрел, почти неслышимый в грохоте движения, и поезд тут же стал замедлять ход. Раздались крики пассажиров единственного пассажирского вагона в середине поезда, рядом с почтовым вагоном, который охраняла бригада в десять человек.
— Вот они! — крикнул один из молодых напарников Мальгина, коренастый малый с румянцем во всю щеку.
Слева и справа от железной дороги уже скакали всадники на лошадях, паля из карабинов и револьверов по вагонам и паровозу. Их было около двух десятков, все с черными повязками, скрывающими нижнюю часть лица.
— На крышу, вы оба! — рявкнул Мальгину и коренастому сержант. — Помогите Биллу и Харрису.
Мальгин хладнокровно снял выстрелом приблизившегося всадника, прикидывая, достанет ли второго, и вздрогнул от крика:
— На крышу, я сказал!
Коренастый малый по имени Марин полез из окна первым, глаза у него стали испуганно-просящими и в то же время отчаянными. Мальгин подстраховал его и ловко вылез на крышу следом, будто делал это всю жизнь.
С высоты вагона стала понятной причина остановки поезда: впереди поперек рельсов лежал огромный валун.
Всадники перегруппировались, и теперь пятеро из них атаковали паровоз, из трубы которого валил черный дым, а остальные принялись делать дуршлаг из почтового вагона. Полицейские дружно отвечали им из узких окон, но огонь их постепенно слабел.
Марин добрался до тендера, но дальше не прошел, пуля вошла ему прямо в висок. Мальгин, подобравшись ближе, несколько мгновений разглядывал его побелевшее лицо, и вдруг будто все демоны ночи проснулись в нем: гнев, боль, неистовая ярость, ненависть и жажда победы. Время словно остановилось для него, действие превратилось в кадры замедленной съемки: за секунду он успевал делать множество разных движений, различать тысячи звуков, видеть то, что не увидел бы раньше. Если до этого ситуацией управлял некто свыше, как бы диктуя ей стандартное развитие событий и закономерный финал: гибель защитников, ограбление поезда, уход банды, — то теперь управление перешло в руки Мальгина, способного предугадать любой шаг противника и ответить на удар.
Сначала он, стреляя из двух рук, поверг наземь тех бандитов, которые лезли на паровоз, угрожая машинистам. Затем, засев за кучей угля в тендере, принялся одного за другим снимать нападавших на почтовый вагон, ни разу не промазав. Бандита, который прятался за дымившей трубой и прострелил ему шляпу, Клим накормил куском угля, попав ему в зубы и раздробив челюсть.
Стрельба стала стихать. Бандиты начали оглядываться, нервничать, и наконец их главарь дал сигнал к отступлению.
Мальгин не стал дожидаться новой атаки. Спрыгнув на каменистую насыпь, он в два приема отвалил камень, лежащий на рельсах и весивший не менее трехсот килограммов, но не успел махнуть рукой машинисту, чтобы тот дал ход вперед, как вдруг со всех сторон донесся звон, а в небе вспыхнул алый шар и развернулась надпись: «Сбой программы! Сеанс отменяю».
Все вокруг застыло, словно превратилось в нарисованные декорации: поезд, летящие птицы и даже хлопья дыма и пыль; люди и кони окаменели, превратились в скульптуры.
Мальгин посмотрел на револьверы в руках — их барабаны были пусты, — бросил на землю, потом поступил так же и с третьим, в котором оставалось еще четыре патрона. Повернулся спиной к паровозу и пошел к нагромождению скал, за которыми скрылась изрядно поредевшая банда Черного Джека.
На седьмом шаге он вошел в свою спальню, в одних плавках, без фуражки и костюма полицейского конца девятнадцатого века.
На столе подмигивал оранжевым глазом хрустальный куб пси-сопора, только что выключившего КПР сенсфильма по мотивам рассказов Брет Гарта.
— В чем дело? — осведомился Мальгин, расслабляясь окончательно.
— Вы нарушили программу, — сухо ответил компьютер проектора.
— Каким образом? Я же подчиняюсь законам игры, законам фильма, как и все его персонажи. В любом случае, если ограбление было запланировано удавшимся, оно должно было состояться! Меня кто-то обязан был пристрелить или на худой конец ранить.
— Я не увидел такой возможности. — Проектор пси-сопора потух, комп отключился. Он не был инком высокого класса и не мог проанализировать случившееся.
Мальгин принял душ, посидел на диване с бокалом непли, размышляя о своих возможностях, и пришел к выводу, что все идет нормально.
Спектр выбора действующих лиц в сенсфильмах был весьма широк. В зависимости от темперамента и агрессивности, воли и желания зритель-участник мог стать кем угодно — от пророка до убийцы, но Мальгин еще ни разу не становился отрицательным — по стандартам и нормам цивилизованного поведения — персонажем. Это обстоятельство обнадеживало, хотя резерв психики и влияния «черных кладов» на личность хирург еще не выяснял. Конечно, стоило попробовать погулять в мирах пси-сопора еще раз, убедиться в точности собственных оценок, однако особого желания к иллюзорным приключениям Мальгин не испытывал.
Позвонив в институт, он поговорил с Зарембой, выяснив новости, потом со Стобецким, сообщив ему о желании отдохнуть «за пределами профессии», и остался наедине с собой, не зная, что делать дальше. Он отлично осознавал, что для службы безопасности он представляет объект, требующий пристального внимания, а для психологов он еще и потенциальный больной с внутренней, не осознаваемой им самим патологией, но считал, что способен справиться с собой сам, без вмешательства иных сил. А еще Клим вдруг резко захотел сменить поле деятельности, найти такую работу, которая не оставляла бы ему ни времени, ни возможности, ни желания уходить в самокопание, в хандру, в мир отрицательных эмоций и жестких желаний.
Мальгин связался с инком районной инфотеки и попросил представить информатуру по закалке воли. Через полчаса он имел в «сейфе» — голове «домового» — список из двухсот наименований, с удивлением обнаружив в нем романы Достоевского, поэмы Гёте, драмы Шекспира и Шиллера и пьесы Островского. Хмыкнув, Клим ознакомился со списком, отобрал для начала труды психологов и социологов, как современников, так и классиков, и дал задание «домовому» получить заказанное. Затем плотно поужинал на кухне, хотя ел недавно, часа два назад, и устроился в кресле для очередного сеанса по добыче «черного знания». «Кладов» осталось не так уж и много, десять или одиннадцать, большинство из них Мальгин уже распечатал, перевел в оперативную память и ради перестраховки записал в память «домового», но многого из записанного не понимал. Требовалась большая работа по расшифровке записей, особенно в тех областях знаний, о которых Мальгин знал только понаслышке.
Однако заняться собой ему не дали.
В гостиной мягко промурлыкал вызов, а когда «домовой» включил видео, Мальгин остолбенел: на него, чуть улыбаясь, с ироническим прищуром, смотрел Майкл Лондон.
— Ивнинг, мастер, извините, что оторвал от самосозерцания. Хочу предупредить: прежде, чем ломиться в иригути, найдите дэгути, как говорят японцы. Улавливаете?
— Н-нет.
— Научитесь рассчитывать последствия каждого своего шага, теперь вы не просто человек, имеющий право на ошибки, но интрасенс, и последствия любого неверного шага могут обернуться катастрофой.
— Не понимаю, — нахмурился Мальгин. — Где вы находитесь?
— Не суть важно.
— Важно. Ко мне обратились ваши жена и дочь…
— Знаю, но ничем помочь не могу, ни вам, ни… им. Пока. Разбудите свою футур-память. Железовский поможет, и тогда мои предупреждения станут ненужными. До связи, мастер.
— Подождите!…
Видео выключился.
Интересно, подумал Мальгин, ощущая неприятную пустоту в груди, что он хотел сказать? Дэгути — иригути… О чем предупредить? Вообще или в связи с конкретной ситуацией?
Снова зазвонил видео.
На этот раз абонентом оказался Ромашин.
— Не спишь? Могу предложить интересное развлечение. Выбирай: сон или приключение?
— Из двух зол выбираю меньшее, — пробормотал Мальгин.
— Из двух зол лучше не выбирать, как говорят англичане, — засмеялся Ромашин. — Что это ты такой осоловелый? Устал?
— Только что звонил Майкл.
— Лондон? — Эксперт подобрался. — Он на Земле?
— Не знаю, но связь была четкой, наверное, на Земле или в Приземелье. Сделал странное предупреждение. Сижу, ищу смысл.
— Физики начинают эксперимент по развертке вашей «сверхструны», помните «значок»? Если хотите, можете поглядеть вблизи. Их полигон на Меркурии, сумеречная зона, запад Моря Жары, эскарп Павел, код метро: ош-ню-сорок-сорок. Буду ждать через полчаса. Там и поговорим.
Видео снова погас.
— Не беги быстрей, чем думает голова, — сказал Мальгин вслух, сдерживая первое побуждение переодеться, и заставил себя додумать мысль до конца.
На станции метро «Меркурий-7» он появился через сорок минут, одетый в свой спецкокос. Ромашин ждал его в синем комби официала с эмблемой погранслужбы на рукаве, молча пожал руку, сделал приглашающий жест.
В эллинге станции они сели в герметичный многоместный неф, заполненный молодыми парнями и девушками, и через минуту взлетели.
Сумеречный пояс Меркурия, путешествующий по его поверхности в соответствии с вращением планеты, лег под ними парящим болотом, хотя воды на ближайшей к Солнцу планете не было: пары металлов, от бериллия до олова, испарившихся под яростным напором излучения на дневной стороне Меркурия, конденсировались в сумеречном поясе, там, где была видна лишь корона Солнца, его чудовищные протуберанцы, и ползли змеящимися сизыми струями по ущельям и разломам к древним метеоритным кратерам, осаждаясь на их стенах блестящей изморозью.
Зрелище было необычное, затягивающее, за «болотом» внизу можно было наблюдать долго, однако путь аппарата оказался короче, чем хотелось. Совершив десятикилометровую дугу в небе планеты, неф упал на купол базы физиков, располагавшейся рядом с гладким полем космодрома; на поле одиноко высился белый конус спейсера погранслужбы «Шевалье».
Пройдя «раздевалку» — бокс для экипировки выходящих наружу исследователей, шумная группа молодежи повернула налево, а Ромашин повел Мальгина направо, в сторону мигающей стрелки на стене коридора с надписью: «Тутошняя власть». Ромашин понимающе усмехнулся в ответ на озадаченный взгляд хирурга.
— Ребята здесь работают с юмором.
Зал управления полигоном имел треугольную форму и ничем не отличался от подобных центров управления со встроенным инженерно-техническим оборудованием и киб-интеллектронным обеспечением, разве что кокон-кресел в нем было побольше и группировались они в трех местах, каждая группа — напротив своего виома. Клим понял, что из зала можно управлять сразу тремя объектами. Правда, на этот раз все три вириала настраивались на один эксперимент, а поэтому и виомы показывали одну и ту же картинку: освещенную со всех сторон серебристую гору со столообразной вершиной, сверкавшую, будто она была усыпана снегом, и замысловатое сооружение на ее вершине с огромной чашевидной антенной, согнутой из треугольного мозаичного листа.
Мальгин разглядел в фокусе антенны золотисто просиявшую каплю в паутинном мешочке креплений, и вдруг словно кто-то огромный и мрачный проснулся в нем, заворочался так, что эхо пошло гулять по телу, и пробурчал низким басом, почти как Железовский:
— Терроморфа глубь… наличие масштаб… запредел…
Мальгин напрягся, пытаясь найти более плотный контакт с этим внутренним великаном — вторым своим «я», перенявшим личность «черного человека», но добился лишь вспышки резкой головной боли. Остановился, снимая боль волевым усилием.
Ромашин оглянулся, внимательный, как всегда.
— Что?
— Кто у них главный?
Глаза у Ромашина сузились, он почувствовал тревогу, но спрашивать, в чем дело, не стал, кивнул на кресла:
— Рафаэль Сабатини, я тебя представлю.
Кокон-кресел было пять, еще четыре стояли сзади, обычные рабочие кресла, но без оси-управления и связи. Возле них переговаривались несколько человек в белых кокосах, пять мужчин и одна женщина. Лидер группы, сухопарый и бронзоволицый, с орлиным носом и гривой черных блестящих волос, слушал молодого физика, кивая в ответ на его энергичную речь и поглядывая на браслет видео с мигалкой часов.
— Даль-разведка уже сообщала, что обнаружены интересные длинномерные объекты, — услышал Мальгин. — Предположительно, это первобытные «суперструны» с запаянным внутри палеовакуумом. Масса десяти метров такой «струны», по оценке разведчиков, равна массе Луны. Почему бы не подготовить экспедицию?
— Тебе мало дел на Земле? — сказал второй физик, высокий, узкоплечий, с тонкими чертами лица и холеными руками; в пальцах он вертел пилочку для ногтей. — Зачем мчаться в неизведанные дали, где Макар телят не пасет, если я могу свернуть тебе любую «струну» с любыми свойствами.
— Эйжен, ты лукавишь, — мягко сказала женщина, плотная, с короткой прической, черноглазая, с ямочками на щеках. — Мы уже давно поняли, что основная часть явлений скрывается в глубинах микромира, в кварках, клюонах, суперстрингах, но для нашей земной техники эти глубины пока недоступны энергетически, поэтому и приходится искать природные источники таких энергий.
— Андрюше не терпится удивить мир и удивиться самому, — скривил губы высокий, любуясь ногтями.
— Я не уверен, что разработанная тобой дин-модель ситуации верна, — парировал юноша.
Высокий пожал плечами, продолжая заниматься ногтями.
— Глубина предвидения всегда ограничена, разве тебе не известна эта стандартная формула эфанализа? Как и любой эфаналитик, я тоже могу ошибаться.
— Успокоил, — улыбнулась женщина.
В это время начальник эксперимента заметил подошедших, кивнул на их приветствия.
— Сабатини, Раухваргер, Гонсалес, Малков, Эхлемский, — представил физиков Ромашин, женщину назвал последней: — Криета Адальяно. А это Клим Мальгин, ведущий нейрохирург из Восточноевропейского института травматологической нейрохирургии мозга. — По-видимому, Ромашину доставляло удовольствие представлять Мальгина по всей форме.
Клим в ответ молча поклонился.
— Ждем третий угол квалитета, — пояснил Сабатини. — Должен быть сам Ландсберг.
Словно в ответ на его слова в зал вошел председатель СЭКОНа в сопровождении Власты Бояновой. По тому, как переглянулись Ромашин и Сабатини, Клим понял, что комиссара безопасности здесь не ждали.
— Одну минуту, — сказала Боянова после взаимных приветствий. — Рафаэль, объясните мне суть эксперимента и меры предосторожности.
— Нет ничего проще, — сказал Сабатини. — Суть эксперимента в развертке «суперструны», точнее обломка «суперструны», который когда-то добыл где-то камарад Ромашин. Поскольку обычные дыробои… пардон, обычные генераторы свертки-развертки, стоящие на всех кораблях космофлота, не годятся, мы разработали и собрали специальную странг-машину. — Лидер физиков показал на сооружение в растворе виома, построенное на вершине горы. — Машина установлена на порядочном расстоянии отсюда…
— Каком именно?
— В двенадцати километрах. Это вполне безопасное расстояние для любого взрыва, если случится что-то непредвиденное. К тому же база хорошо защищена от любого катаклизма. Вот, смотрите. — Сабатини кивнул высокому коллеге, и тот поднес к виску дугу эмкана, дав неслышимую команду. — Это динамическая модель эксперимента.
Вспыхнувший оперативный виом показал сначала схему расположения объектов на полигоне: базу, энергонакопители, реактор, генераторы, странг-машину, затем стадии развития «струны» из шаламовского «значка».
-----------------------------------------------------------
rtf   fb2   epub
Категория: Интересное от российских авторов
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 29
Пользователей: 4
Alice, Andrew, Nativ, Redrik

 
Copyright Redrik © 2017