Воскресенье, 23.04.2017, 18:46
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Криминальное Чтиво » Субъективные предпочтения

Брендон Сандерсон / Герой веков
11.04.2017, 19:20
Прищурившись, Фатрен глядел на красное солнце, прятавшееся за неизменной завесой из темной дымки. С неба, как обычно в последнее время, сыпался черный пепел. Тяжелые крупные хлопья падали и падали, воздух был плотным, душным; ни намека на легкий ветерок, который мог бы хоть чуть-чуть поднять настроение. Фатрен со вздохом перевел взгляд на Ветитан. На свой город.
— Сколько еще? — спросил он.
Дрюффель почесал испачканный сажей нос. Фатрен и сам выглядел не лучшим образом: не до того было в последнее время.
— Может быть, час. — Дрюффель сплюнул под ноги.
Фатрен снова посмотрел на падавший с неба пепел:
— Думаешь, это правда, Дрюффель? Что говорят люди?
— Что именно? Что скоро конец света? Не знаю. Вообще-то, мне все равно.
— Как ты можешь так говорить?
Дрюффель пожал плечами:
— Когда появятся колоссы, я умру. Вот и весь конец света для меня.
Фатрен смолчал. О своих сомнениях он не говорил вслух: ему полагалось быть сильнее всех. Когда лорды покинули городок, который, по сути, мало чем отличался от обычной плантации, именно Фатрен убедил скаа продолжать работать в полях. И позаботился, чтобы отряды вербовщиков держались подальше. Когда все трудоспособные мужчины из соседних поселений оказались на той или иной войне, в Ветитане по-прежнему было кому работать. На взятки ушел почти весь запас зерна, зато Фатрен сберег своих людей.
До поры.
— Туман сегодня продержался до полудня, — тихо проговорил Фатрен. — С каждым днем он уходит все позже и позже. Ты видел поля, Дрюффель. Колосья выглядят неважно: наверно, им не хватает солнца. Боюсь, этой зимой нам нечего будет есть.
— Мы не доживем до зимы. Мы и до заката-то не протянем.
Самое грустное — Дрюффель слыл когда-то оптимистом. Но вот уже несколько месяцев Фатрен не слышал, чтобы брат смеялся. А Фатрен так любил его смех.
«Даже мельницы Вседержителя не перемололи Дрюффа, не выжали из него смех, — подумал Фатрен. — Но последние два года оказались сильней».
— Фат! — крикнул кто-то. — Фат!
Повернувшись, Фатрен увидел мальчишку, карабкавшегося на вершину земляного вала. Они едва успели закончить строительство укреплений. Это Дрюффель подал идею; тогда он еще не успел по-настоящему сдаться. Город, в котором проживало почти семь тысяч человек, маленьким не назовешь. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы полностью окружить его защитной насыпью.
У Фатрена была едва ли тысяча настоящих бойцов и еще около тысячи слишком молодых, слишком старых или недостаточно умелых. Он понятия не имел, сколько воинов в армии колоссов, но наверняка уж больше двух тысяч. От земляного вала толку будет маловато.
Мальчишка — его звали Сев — подбежал наконец-то к Фатрену:
— Фат! Кто-то идет!
— Уже? Дрюфф говорил, колоссы еще далеко!
— Не колоссы, Фат. Человек. Пошли быстрее!
Фатрен повернулся к Дрюффу — тот лишь вытер нос и пожал плечами. Вдоль внутренней стороны вала они последовали за Севом к главным воротам. Плотно сбитую землю покрывали пепел и пыль, которые по углам собирались в целые холмы. Времени на поддержание чистоты не хватало: пока мужчины тренировались и готовились к войне, женщинам приходилось работать в поле.
Война. Фатрен только говорил себе, что у него две тысячи «солдат», — на самом деле это была тысяча крестьян-скаа. Да, они тренировались два года, да, были вооружены мечами, однако по-настоящему драться им почти не приходилось.
Несколько человек собралось у главных ворот; кто-то стоял на вершине земляного вала, кто-то прислонился к нему.
«Может, я ошибся, потратив так много наших сил на тренировку солдат, — подумал Фатрен. — Если бы эта тысяча работала в шахтах, у нас была бы руда для подкупа».
Но колоссы не брали взяток. Они просто убивали. Фатрен вздрогнул, вспомнив про Гартвуд. Из города, который превосходил по численности его собственный, до Ветитана добралась едва ли сотня выживших. Это случилось три месяца назад. Фатрен продолжал надеяться, хоть и понимал всю абсурдность надежды, что колоссы насытятся, разрушая Гартвуд.
Давно следовало бы понять, что голод колоссов утолить невозможно.
Солдаты в поношенной одежде с заплатками из ткани и кожи расступились, когда Фатрен забрался на вершину вала. Все в обозримом пространстве было покрыто толстым слоем похожего на черный снег пепла. Фатрен вгляделся.
К городу приближался одинокий всадник в темном плаще с низко надвинутым капюшоном.
— Что думаешь, Фат? — спросил один из солдат. — Разведчик колоссов?
Фатрен невольно фыркнул:
— Колоссы не послали бы разведчика, особенно человека.
— У него лошадь, — проворчал Дрюффель. — Нам бы еще одна не помешала.
Лошадей в городе было всего пять, и все они страдали от недоедания.
— Торговец? — предположил солдат.
— У него нет товаров, — возразил Фатрен. — И в этих краях только настоящий храбрец отважился бы путешествовать в одиночку.
— Никогда раньше не видел беженца верхом на лошади. — Говоривший поднял лук и посмотрел на Фатрена.
Тот покачал головой.
Никто не выстрелил в приближавшегося неспешным шагом всадника. Прямо перед воротами он остановил коня. Фатрен ими гордился. Настоящие ворота из настоящего дерева замыкали земляной вал. И доски, и камень он позаимствовал из роскошного особняка в центре города.
Под толстым темным плащом, который защищал незнакомца от пепла, почти ничего не удавалось рассмотреть. Фатрен заглянул за край вала, изучая чужака, потом перевел взгляд на брата и пожал плечами. Пепел продолжал тихо падать.
Незнакомец прыгнул.
Сиганул вверх прямо из седла, будто его кто подталкивал снизу — только плащ захлопал в воздухе. Под плащом на чужаке оказался ослепительно-белый мундир.
Когда незнакомец, пролетев над земляным валом, опустился на ворота, Фатрен выругался и отшатнулся. Алломант! Из благородных. Фатрен так надеялся, что аристократы и дальше будут увлечены своей грызней на севере и оставят простых людей в покое.
Или, по крайней мере, дадут им спокойно умереть.
Вновь прибывший повернулся. У него были коротко стриженные темные волосы и короткая борода.
— Так, народ, — сказал он и прошелся по верхней части ворот, необъяснимым образом сохраняя равновесие, — у нас осталось совсем мало времени. Пора приниматься за работу.
Незнакомец переступил с ворот на земляной вал — Дрюффель тотчас же вытянул меч и шагнул навстречу.
Меч выскользнул из руки Дрюффеля и взлетел, словно им управляла невидимая сила. Чужак схватил оружие, когда оно пролетало мимо его головы. Покрутил в руке и кивнул:
— Хорошая сталь. Я впечатлен. И сколько еще твоих солдат вооружены так же хорошо?
Перевернув меч, он вручил его хозяину рукоятью вперед.
Дрюффель растерянно посмотрел на Фатрена.
— Да кто ты такой?! — Фатрен изо всех сил старался выглядеть грозным и смелым. Он мало что знал об алломантии, но был почти уверен, что этот человек — рожденный туманом. Чужак, по всей видимости, мог убить всех собравшихся на земляном валу одной лишь силой мысли.
Проигнорировав вопрос, незнакомец повернулся, чтобы рассмотреть город.
— Этот вал окружает город со всех сторон? — обратился он к первому попавшемуся солдату.
— Э-э… да, мой господин, — ответил тот.
— А сколько здесь ворот?
— Только эти, мой господин.
— Откройте их и заведите мою лошадь, — распорядился чужак. — Надеюсь, у вас есть конюшня?
— Да, мой господин…
«Что ж, — с неудовольствием подумал Фатрен, когда солдат ринулся исполнять указания, — этот незнакомец хорошо знает, как командовать людьми».
Солдат Фатрена даже не замешкался, не спросил, следует ли подчиняться чужаку. Фатрен уже видел, как другие выпрямляют спины, забывают об осторожности. Незнакомец говорил так, словно ожидал, что все будут его слушаться, и солдаты действовали соответственно. Этот аристократ не походил на тех, кого Фатрен знал в бытность слугой в доме местного землевладельца. Он казался совсем другим.
Незнакомец продолжал рассматривать город. Пепел садился на его красивый белый мундир, и Фатрен вдруг подумал, что будет жаль, если такая замечательная одежда запачкается.
Кивнув самому себе, незнакомец начал спускаться по склону земляного вала.
— Погоди, — окликнул Фатрен, и чужак приостановился. — Да кто ты такой?
Незнакомец повернулся, их взгляды встретились.
— Меня зовут Эленд Венчер. Я ваш император.
И продолжил спускаться по насыпи. Солдаты расступались; потом большинство потянулось следом.
Фатрен посмотрел на брата.
— Император? — пробормотал Дрюффель и сплюнул.
Фатрен был с ним согласен. Но что же делать? Он никогда раньше не сражался с алломантом; он даже не представлял, что следует предпринять для начала. Этот «император» с такой легкостью разоружил Дрюффеля.
— Соберите всех жителей, — где-то впереди раздался голос незнакомца, Эленда Венчера. — Колоссы придут с севера, они и не посмотрят на ворота, а полезут прямо через насыпь. Я хочу, чтобы дети и старики собрались в самой южной части города. Их нужно разместить в возможно меньшем количестве домов.
— И что это даст? — требовательно спросил Фатрен.
Он поспешил следом за «императором», не зная, что еще можно сделать.
— Колоссы опаснее всего, когда впадают в кровавое безумие, — на ходу пояснил Венчер. — Если они и впрямь возьмут город, надо позаботиться о том, чтобы им пришлось долго искать твоих людей. Если их бешенство утихнет во время поисков, они заскучают и начнут мародерствовать. Тогда у жителей появится шанс ускользнуть, не опасаясь погони.
Венчер приостановился, потом повернулся и посмотрел Фатрену в глаза. Лицо у него было мрачное.
— Шанс ничтожный. Но уж лучше так.
И он снова двинулся вперед по главной улице города.
Фатрен шел позади и слушал, как шепчутся солдаты. Они все слышали о человеке по имени Эленд Венчер. Это именно он два года назад захватил власть в Лютадели после смерти Вседержителя. Новости с севера были скудными и недостоверными, но почти во всех случаях упоминался Венчер. Он расправился со всеми претендентами на трон, даже собственного отца прикончил. Он скрыл от всех, что является рожденным туманом, и предположительно женился на той самой женщине, которая убила Вседержителя. Фатрен сомневался, что столь важная персона — скорее легенда, чем живой человек, — могла бы явиться в скромный городок в Южном доминионе, да еще и без сопровождающих. Даже здешние шахты уже почти ничего не стоили. Незнакомец наверняка солгал.
Если не считать того, что он и в самом деле был алломантом.

* * *

Фатрен ускорил шаг, нагоняя чужака. Венчер — или как там его звали — остановился возле большого здания поблизости от центра города. Раньше оно принадлежало Стальному братству. По приказу Фатрена окна и двери забили досками.
— Ваши мечи отсюда? — поинтересовался Венчер.
Помедлив мгновение, Фатрен покачал головой:
— Из особняка.
— Лорд не забрал оружие? — удивился Венчер.
— Мы думаем, он собирался вернуться. Солдаты, которых он тут оставил, в конце концов дезертировали, присоединившись к проходившей мимо армии. Они забрали все, что сумели унести с собой, а мы прибрали оставшееся.
Кивнув, Венчер потер заросший подбородок и в задумчивости уставился на здание, в котором некогда располагалось братство. Дом был высоким и, несмотря на заброшенность — или, возможно, благодаря ей, — смотрелся зловеще.
— Твои люди выглядят хорошо подготовленными. Я этого не ожидал. Кто-нибудь из них участвовал в битвах?
Дрюффель тихо фыркнул, демонстрируя свое мнение по этому поводу: не стоило бы чужаку повсюду совать свой нос.
— Наши люди сражались достаточно, чтобы стать опасными, незнакомец, — ответил Фатрен. — Этот город пыталась захватить банда разбойников. Решили, что мы слабы и нас легко запугать.
Если чужак и расслышал в словах угрозу, то не подал вида — просто кивнул.
— А с колоссами вам драться приходилось?
Фатрен и Дрюффель обменялись взглядами.
— Никто еще не пережил сражения с колоссами, — проговорил наконец Фатрен.
— Окажись это правдой, — не согласился Венчер, — я был бы уже десять раз мертв.
Он повернулся к растущей толпе, в которой были и солдаты, и простые горожане.
— Я научу вас тому, что знаю сам о сражениях с колоссами, но у нас осталось совсем мало времени. Капитаны и командиры отделений должны собраться у городских ворот через десять минут. Рядовым построиться вдоль вала — я обучу командиров и капитанов нескольким приемам, а они потом передадут главное своим людям.
Некоторые солдаты зашевелились, но большинство, к их чести, остались там же, где стояли. Чужака невыполнение приказов как будто бы совсем не оскорбило. Он молча глядел на вооруженную толпу. Испуганным не выглядел, равно как и сердитым или разочарованным. Он выглядел… властным.
— Мой господин, — наконец решился один из капитанов. — Вы… привели на помощь войско?
— Вообще-то, я привел два, — сказал Венчер. — Но дожидаться их некогда. — Он повернулся к Фатрену и посмотрел прямо в глаза. — Ты написал и попросил меня о помощи. И, как твой сеньор, я не смог отказать. Помощь все еще требуется?
Фатрен нахмурился. Не просил он никого о помощи. Он уже открыл рот, чтобы возразить, но осекся:
«Я смогу уступить власть так, что это не будет выглядеть поражением. Мы, конечно, все умрем. Но… я смотрю в глаза этому человеку и почти верю, что у нас есть шанс».
— Удивлен, что вы… прибыли один, мой господин, — неожиданно для самого себя ответил Фатрен.
— Так я и понял. Идем, нам следует обсудить тактику, пока собираются твои солдаты.
— Очень хорошо. — Фатрен шагнул было вперед, но Дрюффель схватил его за локоть.
— Что ты творишь? — прошипел брат. — Ты послал за этим человеком? Не верю.
— Собери солдат, Дрюфф, — отрезал Фатрен.
На мгновение Дрюффель застыл, потом тихо выругался и ушел, гордо выпрямив спину. Не походило, что он собирался повиноваться. Взмахом руки Фатрен приказал заняться этим двум своим капитанам, а разобравшись с проблемой, присоединился к Венчеру. Вдвоем они зашагали обратно к воротам следом за несколькими солдатами, которым чужак дал указание удерживать на расстоянии горожан: Фатрену и Венчеру было о чем поговорить без посторонних ушей.
С неба по-прежнему сыпался черный пепел, усеивая улицу и собираясь на горбатых крышах одноэтажных домов.
— Кто ты такой? — негромко спросил Фатрен.
— Тот, кем назвался, — ответил Венчер.
— Я тебе не верю.
— Но доверяешь.
— Нет. Просто не хочу спорить с алломантом.
— Неплохо для начала, — заметил Венчер. — Послушай, дружище, к твоему городу приближаются десять тысяч колоссов. Тебе сейчас любая помощь будет кстати.
«Десять тысяч?» — подумал Фатрен и оцепенел.
— Я ведь правильно понял: городом руководишь именно ты?
Усилием воли Фатрен справился с потрясением.
— Да, — подтвердил он. — Мое имя Фатрен.
— Очень хорошо, лорд Фатрен, мы…
— Я не лорд.
— Что ж, ты только что им стал. Фамилию выберешь позже. До того как мы продолжим, тебе стоит узнать об условиях получения моей помощи.
— Каких условиях?
— Тех, которые не обсуждаются, — пояснил Венчер. — Если мы победим, ты поклянешься мне в верности.
Нахмурившись, Фатрен остановился посреди улицы. Вокруг сыпался пепел.
— Так вот в чем дело? Ты явился сюда перед битвой, назвался как бы верховным правителем и теперь собираешься приписать себе нашу победу в сражении? Почему я должен клясться в верности человеку, которого впервые встретил несколько минут назад?
— Потому что, если ты этого не сделаешь, — негромко проговорил Венчер, — я все равно лишу тебя власти.
И пошел вперед.
Фатрен ненадолго застыл, потом ринулся вперед и догнал Венчера:
— Ну да, я все понял. Даже если мы переживем эту битву, нами все равно будет править тиран.
— Да, — просто сказал Венчер.
Фатрен не ожидал столь прямого ответа.
— Раньше я считал, что все можно делать по-другому. — Венчер покачал головой, глядя на город сквозь завесу падающего пепла. — И все еще верю, что когда-нибудь так и будет. Но сейчас у меня нет выбора. Мне нужны твои солдаты и нужен твой город.
— Мой город? — сдвинув брови, переспросил Фатрен. — Зачем?
— Сначала надо пережить битву, — погрозил пальцем Венчер. — Остальным займемся после.
И Фатрен вдруг с удивлением понял, что действительно доверяет чужаку. Он не мог объяснить, откуда взялось столь странное чувство. Этот человек был из тех, за кем хотелось идти, — лидером, каким Фатрен всегда надеялся стать.
Венчер не ждал, согласятся или не согласятся на его «условия». Это было не предложение, а ультиматум. Фатрен снова заторопился и догнал Венчера, когда тот уже вышел на маленькую площадь перед городскими воротами. Там суетились солдаты. Они не носили мундиров — единственным отличием капитана от рядового была красная лента, повязанная выше локтя. Венчер дал им немного времени, чтобы собраться: все и так знали, что на город скоро нападут, и пришли бы сюда в любом случае.
— Времени нет, — в очередной раз громким голосом повторил Венчер. — Я мало чему успею вас научить, но даже это может сильно повлиять на исход сражения.
Колоссы разного роста: в самых мелких примерно пять футов, а в настоящих громадинах — почти двенадцать. Но будьте готовы, что даже маленький колосс сильнее любого из вас. К счастью, каждая из этих тварей дерется сама по себе. Ни один колосс никогда не придет на помощь своему товарищу.
Они нападают прямо, не прибегая к вероломству, и стремятся одержать верх при помощи грубой силы. Не давайте им такой возможности! Прикажите своим людям собраться в группы: по двое — на маленького колосса и по трое-четверо — на большого. Удержать большую полосу обороны мы не сможем, но хотя бы выстоим какое-то время.
Пусть вас не заботят твари, которые обойдут нас и ворвутся в город: жителей мы спрячем в самых отдаленных домах, и колоссы, скорее всего, займутся мародерством, позабыв о том, что их собратья продолжают сражаться. Нам только это и нужно! Не гонитесь следом. Ваши семьи не пострадают.
Сражаясь с большим колоссом, бейте его по ногам: сначала повалите, а потом уже пытайтесь убить. Если противник — маленький колосс, остерегайтесь, чтобы копье или меч не застряли в складках его отвислой шкуры. Поймите, колоссы вовсе не глупы — просто они действуют безыскусно. Предсказуемо. Они доберутся до вас самым простым способом и нападут прямо, без всяких ухищрений.
И вот наконец самая важная вещь, которую вы должны понять: их можно победить. Мы это сделаем сегодня. Не позволяйте себя запугать! Сражайтесь согласованно, сохраняйте присутствие духа, и я обещаю: мы выживем!
Речь Венчера не вызвала одобрительных возгласов, но командиры отрядов казались теперь чуть более уверенными в себе. Все разошлись, чтобы передать инструкции своим людям.
Фатрен приблизился к императору:
— Если подсчеты справедливы, на одного нашего придется пять колоссов.
Венчер только кивнул.
— Они больше, сильнее и опытнее нас.
Венчер снова кивнул.
— Тогда мы обречены.
Венчер наконец-то посмотрел на Фатрена и нахмурился; черный пепел покрывал рукава его мундира.
— Вы не обречены. У вас есть то, чего нет у них.
— И что же это?
Их взгляды встретились.
— У вас есть я.
— Мой господин, император! — раздался возглас с вершины земляного вала. — Идут колоссы!
«Они уже зовут первым его», — подумал Фатрен. Он не знал, стоит ли оскорбиться или восхититься случившимся.
Одним прыжком Венчер оказался на вершине вала, преодолев при помощи алломантии огромное расстояние. Большинство солдат пригибалось и пряталось за укреплениями, хотя враг был еще далеко. Венчер же, выпрямившись во весь рост, стоял в своем белом мундире и вглядывался в горизонт, прикрывая сощуренные глаза ладонью.
— Они разбивают лагерь, — заметил он с улыбкой. — Отлично! Лорд Фатрен, готовьте людей к атаке.
— Атаке? — переспросил Фатрен, едва успевший вскарабкаться следом за Венчером.
— Колоссы устали после перехода и увлечены обустройством на ночлег. У нас не будет лучшей возможности, чтобы напасть.
— Но мы же заняли оборону!
Венчер покачал головой:
— Очень скоро твари разъярятся до умопомрачения. Надо атаковать первыми, а не ждать, пока нас всех перережут.
— И оставить вал без защиты?
— Ваши укрепления впечатляют, лорд Фатрен, но от них никакой пользы. У вас нет достаточного числа солдат, чтобы защитить весь периметр, а колоссы, как правило, выше и решительнее людей. Они просто захватят вал и хлынут в город.
— Но… — начал было Фатрен. И осекся.
Взгляд у алломанта был спокойный, но твердый и выжидающий. Все становилось понятным без слов. «Я теперь тут главный». Больше никаких споров.
— Да, мой господин.
И Фатрен подозвал гонцов, чтобы те передали приказы.
Император молча наблюдал за мальчишками-курьерами, которые ринулись прочь. Среди солдат началось волнение: они не ожидали, что придется идти в атаку. Все новые и новые взгляды устремлялись на Венчера, который с гордо поднятой головой стоял на земляном валу.
«Он и в самом деле выглядит как император», — против собственной воли подумал Фатрен.
Приказы передавались дальше, дальше… Когда уже вся армия смотрела на Венчера, он вытащил меч и поднял его к пепельному небу. Затем с нечеловеческой стремительностью спрыгнул с земляного вала и бросился по направлению к лагерю колоссов.
Секунду-другую он бежал один. Потом, стиснув зубы, к императору присоединился Фатрен. И наконец волной захлестнув укрепления и пронзительно крича, за ними последовали солдаты.
С оружием в руках они бежали навстречу смерти.
------------------------------------
Категория: Субъективные предпочтения
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 31
Гостей: 27
Пользователей: 4
Andrew, Redrik, Nativ, Marfa

 
Copyright Redrik © 2017