Понедельник, 24.07.2017, 01:45
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Бруно Виане / Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке
12.07.2017, 21:36
Беломорский путь

Путь из Западной Европы в Белое море, он же Северный путь, или, с 1584 года, Архангельский, имеет долгую историю. Вопреки тому, что нередко писали, его открыл отнюдь не англичанин Ричард Ченслер. Первым, кто хвастался, что плавал по Северному пути, был викинг Оттар, живший в конце IX века; позже он поселился в Нормандии. Скандинавы продолжали пользоваться этим путем, а затем он стал известен и русским, к 1100 году обосновавшимся на берегах Белого моря. Ченслер просто сделал Северный путь торговым.
Прежде всего, эта дорога была запасным выходом – она всегда эффективно выручала Россию. Конечно, путь через Балтийское море был куда более простым; но он часто по самым разным причинам оказывался весьма опасным или вообще невозможным. С конца XV века многие дипломаты, архитекторы, художники могли добраться из Западной Европы в Россию лишь в обход мыса Нордкап. Россия не смогла бы развиваться на протяжении всего XVII века, а потом в течение более чем двадцати лет вести Северную войну против Швеции (1700–1721) без подвоза товаров, которые шли через Архангельск. Благодаря этой торговле Россия смогла наконец получить выход к Балтийскому морю и даже построить там новую столицу – Санкт-Петербург. После этого Беломорский путь утратил былое значение, но оставался незаменимым в военное время: в наполеоновские войны, в Крымскую войну, в первую и, особенно, во вторую мировую войну, когда архангельский порт и его младший брат, мурманский порт, позволили СССР получать снаряжение, необходимое для победы над Германией. Этот путь вновь становится актуальным в XXI веке: благодаря глобальному потеплению, возможно, откроется Северо-Восточный проход.

I.1. Балтика: море, не имеющее выхода

Балтийское море – самое молодое на земном шаре, появившееся в конце последнего ледникового периода. Тающие ледники создали огромное озеро. Уровень мирового океана поднимался, и в конце концов примерно десять тысяч лет назад озеро стало его частью. Балтику и Северное море соединяют неширокий и очень мелкий пролив Каттегат, а также три узких параллельных пролива – Малый Бельт, Большой Бельт и Эресунн, самый судоходный из трех. Балтийское море неглубоко, в нем меньше воды, чем в озере Байкал, хотя она в 15 раз больше Байкала по площади. В это бывшее озеро несут свои воды многочисленные реки: это почти замкнутое море – наименее соленое в мире.
Торговля на балтийских берегах началась еще в античности. Это море владеет огромным богатством, которое можно найти лишь на его берегах: янтарем. В обмен на янтарь купцы везли с юга изделия из железа, из бронзы, стеклянные бусы… Все эти предметы археологи находят в захоронениях вождей.
Славянская экспансия в Западной Европе достигла своего апогея к 700 году. Граница прошла по Эльбе. Позднее германцы мало-помалу оттеснили славян от берегов Балтики или ассимилировали их. О славянах напоминают географические названия Германии, имеющие славянское происхождение – Померания (находящаяся на море ), Лейпциг (от слова липа ), Торгау (от слова торг ) и многие другие. Затем немцы колонизировали прибалтийские страны (рыцарский Тевтонский орден основан в 1191 году). В XII веке торговые немецкие города стали объединяться, и в 1241 году была создана Ганзейская лига, или Ганза. Это претендовавшее на международную роль объединение, одним из центров которого было Балтийское море, оказалось весьма эффективным: торговля развивалась быстрыми темпами и города обогатились. Ганза имела филиалы даже в Лондоне, Брюгге, Бергене (Норвегия) и Новгороде. Ганзейская лига достигла расцвета в XIV веке, став практически торговым монополистом.
Все это не могло не вызвать зависти со стороны других стран, развивавшихся благодаря этой торговле. В 1397 году три скандинавские короны – Дания, Швеция и Норвегия – заключили Кальмарский союз. К югу от них произошло другое объединение: великий князь литовский, женившись в 1386 году на королеве Польши Ядвиге Анжуйской, стал польским королем Владиславом II. С него началась династия Ягеллонов. Речь Посполитая, объединение Польши и Литвы, постоянно усиливалась, став державой, с которой приходилось считаться. В 1410 году Владислав II положил конец германской экспансии (впоследствии получившей наименование Drang nach Osten), разгромив тевтонских рыцарей в Грюнвальдской битве. В XV веке на Балтике было довольно спокойно. Ганза по-прежнему доминировала в торговле, но перестала быть гегемоном. Нельзя забывать и о стране, которая к Балтийскому морю не выходила, но чьи торговые и рыболовные суда уже нередко заходили сюда – о Нидерландах, в 1470-е годы догнавших Германию по тоннажу торгового флота. Голландцы ловили сельдь, доставляли в балтийские страны соль и вино из Франции, а вывозили пшеницу, древесину, воск (для изготовления свечей) и меха.
В конце 1494 года произошло событие, которое зачастую остается незамеченным, хотя это поворотный момент европейской истории: фактории Ганзы в Новгороде были разграблены. Иван III приказал их закрыть. Больше они уже не откроются. А ведь торговля с Новгородским княжеством была весьма значительной: на этой обширной территории, раскинувшейся от Белого моря до реки Обь за Уралом, имелись огромные богатства. Это было жестоким ударом для Ганзы – теперь ее ждал неотвратимый закат. Голландцы, уже обосновавшиеся на Балтийском море, воспользовались этим, чтобы взять торговлю под свой контроль: с 1494 года они начали торговать с приморскими городами Ливонии (Рига, Дерпт, Нарва, Ревель). На протяжении всего XVI века продолжался бурный рост Голландии: в 1570 году тоннаж их торгового флота уже равнялся совокупному тоннажу Германии, Англии и Франции. Новгородское княжество несло знамя Руси после монгольского нашествия 1240 года: оно оставалось независимым (хотя и платило дань) и выдержало натиск немцев и скандинавов. В 1478 году Москва аннексировала это княжество со всеми его владениями. Два года спустя, в 1480 году, Россия Ивана III окончательно сбросила татарское иго. 1494 год дал понять, что Россия пойдет московским путем, а не новгородским, похожим на путь вольных городов Средневековья.
Нельзя сказать, что соседи Московии были очень рады ее возвращению в число европейских держав. Около 1500 года Иван III постарался пробиться к Балтийскому морю, впрочем, безуспешно: между Россией и морем остался лишь ливонский город Нарва. В конце концов, ее захватил Иван Грозный в 1558 году. Между тем Швеция, все в меньшей степени склонная терпеть датское господство, многократно восставала, а в 1523 году обрела независимость и сразу же пожелала отнять земли у соседей. Польша принудила тевтонских рыцарей признать свой сюзеренитет (Краковский договор 1525 года). Войны были нередкими, а союзы непрочными (случались конфликты даже внутри самой Ганзы), кроме того, Балтийское море кишело пиратами. Взятие Нарвы русскими войсками повлекло за собой ужасную региональную войну, которая продлилась почти 25 лет (Ливонская война между Россией, Польшей и Швецией). В 1581 году Россия утратила Нарву.
Балтийская торговля стала слишком сложной, и выхода из этой ситуации не существовало: единственным решением вопроса был путь, вновь открытый Ченслером. Главным было достичь берегов России: последующая дорога была долгой, но несложной. Сеть озер и рек в самой России позволяла добраться от Балтийского или Белого моря до Черного или Каспийского, почти не сходя с корабля. Викинги (варяги) знали это издавна и добирались до Константинополя через Русь.

I.2. Путь «из варяг в греки»

Этим путем пользовались варяги (так называли викингов на востоке), чтобы попасть в Черное море, а через него – в Константинополь. Путь долгий, но весьма удобный, так как почти все путешествие проделывалось на кораблях.
Варяги приплывали к берегам Финского залива в глубине Балтийского моря, туда, где сейчас находится Петербург. Оказавшись в этой болотистой местности, они поднимались по Неве вплоть до Ладожского озера. Нева, название которой по-фински значит «болото», – одна из самых коротких европейских рек, длиной всего в 72 км, и одна из самых мощных – она сбрасывает столько же воды в устье, сколько Рона и Луара вместе взятые. Ладожское озеро – самое большое в Европе после Каспийского моря, его площадь – 18 тысяч квадратных километров (в 30 раз больше Женевского озера).
Затем викинги проплывали небольшой участок пути вдоль берега Ладожского озера вплоть до устья реки Волхов. Поднявшись на несколько километров по реке, они останавливались в Альдейгьюборге. Это был весьма значительный город, где жили несколько сот или даже тысяч скандинавов. Здесь викинги меняли корабли: Нева была достаточно глубокой, и до этого места они могли идти на морских кораблях. Русские называли этот город Старая Ладога.
Путешествие продолжалось вверх по Волхову до озера Ильмень, из которого река вытекает. Там стоял город, который викинги называли Хольмгард, а русские – Новгород; наряду с Киевом (Кёнугард), это был один из двух главных торговых городов. Дальше корабли поднимались по впадающей в озеро Ильмень реке Ловати.
Здесь дороги расходились по направлениям: Киев, Константинополь, Ближний Восток или Каспийское море и Средняя Азия. На этом этапе варяги оказывались недалеко от истока самой длинной реки в Европе, Волги, которая очень быстро набирает силу и становится судоходной. Путь длиной в 3500 км приводил варягов прямиком в Каспийское море. Чтобы попасть в Киев, нужно было спуститься по Днепру (Борисфену у греков), исток которого был немного к югу от Ловати. Днепр тоже быстро становится судоходным: хотя длина реки превышает две тысячи километров, ее исток находится на высоте всего в двести метров над уровнем моря. Расположенный на этой реке Киев являлся важнейшим центром торговли, который не могли миновать ни купцы, ни паломники. Чтобы достичь Черного моря, нужно было преодолеть еще одно препятствие – днепровские пороги, которые приходилось обходить по берегу. Нужно было разгружать корабли и волочить их по суше. На дальнем краю Черного моря находился Константинополь, который русские называли Царьградом, а скандинавы – Миклагардом.
Существовал и другой вариант первой части путешествия: подняться по Западной Двине (по-латышски Даугава) от устья (где сегодня находится Рига) до истока, расположенного на Валдайской возвышенности, откуда берут начало Волга и Днепр. Этот путь использовался гораздо реже по причине меньшей судоходности Западной Двины и в первую очередь из-за враждебности местного населения (балты, эсты), которые как моряки и воины ни в чем не уступали варягам.
Славяне и скандинавы состояли в постоянном контакте друг с другом. Русские князья находили убежище в Скандинавии, а викинги могли скрыться в соседней стране, которую они называли Гардарикой, то есть страной (rike) городов или крепостей. Этимологию этого слова можно проследить и в русском слове город  или град , означающем населенный пункт, всегда укрепленный, окруженный оградой или стенами. Один из самых древних городов России называется Новгород, то есть новый город . Между этими двумя народами практически никогда не было конфликтов, в то время как внутри Скандинавии или древней Руси не прекращались жестокие междоусобицы.
На пути «из варяг в греки» расположились многочисленные варяжские колонии. Правящий класс древнерусских княжеств говорил на древнерусском и на языке варягов. Многие вожди имели одновременно славянские и скандинавские имена.
Варяги дали России первую династию, Рюриковичей, прервавшуюся в 1598 году со смертью Федора I, сына Ивана Грозного. Они показали русским торговые пути и способствовали открытию Византийской империи для славянской цивилизации. Видимо, они же научили русских навигации и судостроительству, потому что к тысячному году киевляне уже имели репутацию хороших моряков. Британский историк признал, что русские стали мореплавателями гораздо раньше англичан. Но у них был выход лишь в трудные для плавания моря – Белое море и Ледовитый океан. Они одни умели делать корабли, приспособленные к плаванью в этих морях: днища кораблей были закруглены, и при строительстве не использовали никаких гвоздей (которые в этом климате долго не служили)…

I.3. Оттар, первый викинг в Белом море

Самое древнее известное путешествие в Белое море вдоль берегов Норвегии и Мурманского берега – поход Оттара (или Охтхере), состоявшийся примерно в 880 году; этот вождь норвежских викингов впоследствии описал свою экспедицию английскому королю Альфреду. Он начал свой путь из тех мест, где сейчас находится город Тромсё: это была самая северная область расселения викингов, последняя, где они еще могли возделывать землю. Оттар плыл три дня на север, потом три дня на северо-восток (мыс Нордкап), потом четыре дня на восток (Мурманский берег) и, наконец, повернув на юг, достиг устья большой реки. Отсюда он вернулся в Белое море, которое викинги называли Гандвиком; упомянутая им река – вероятно, Северная Двина. Он называл эту местность Бьярмланд, страна бьярмов.
В то время русские еще не жили так далеко к северу. Бьярмы, по-видимому, были вепсами, родственными карелам, другим коренным обитателям региона. Они говорили не на индоевропейских языках, подобных норвежскому или русскому, а на угро-финских, подобных финскому, эстонскому или различным лапландским диалектам. Оттар прошел вдоль практически пустынных берегов, увидел всего нескольких лопарей, но заметил на суше зверей, а в воде – изобилие китов и моржей, мех и шкура которых очень ценились. По возвращении Оттар несколько лет опустошал английские и французские берега, пока не осел в Нормандии. Он был убит в 911 году, во время похода в Англию.
Страну бьярмов навещали и другие норвежцы, но не всегда с мирными намерениями. Нередко случались конфликты. Однажды, после ограбления священного бьярмского захоронения, норвежцы предпочли вернуться на родину через Черное море, сделав круг в несколько тысяч километров, лишь бы вновь не встретиться с бьярмами на обратном пути. Отношения между скандинавами и бьярмами долгое время были сложными.
Около тысячного года появляются первые торги. Часто они проходили у лопарей, которые играли роль перевозчиков товаров. В это время новгородские русские начали прибывать на берега Белого моря. Но славян от скандинавов отделяли огромные пространства, и контакты были весьма ограничены. Тем не менее, вплоть до середины XV века как та, так и другая сторона совершали вооруженные набеги на противника. (Описание путешествия Оттара – I.12.)

I.4. Первые известные путешествия русских

В Средние века русские по-прежнему добирались в Западную Европу по Беломорскому пути, но информации об этом сохранилось крайне мало. В 1472 году Иван III (1462–1505) женился на Софье Палеолог, племяннице (и наследнице) последнего византийского императора. После этого брака возобновились контакты России с Западной Европой, практически отсутствовавшие в течение более чем двухсот лет, что Русь находилась под татарским игом. Прежде всего, связи были установлены с Данией, Германией и, в первую очередь, с Римом, где выросла Софья. Уже в 1480-е годы по Северному пути плавали как в одну, так и в другую сторону. Этот путь был единственным, когда Балтика или сухопутные дороги становились слишком опасными из-за войны.
Этот путь не был торговым. Его использовали московские послы, имевшие инструкции нанимать художников и зодчих, главным образом в Италии и Венгрии. Зодчие были необходимы, потому что русские за время татарского нашествия забыли архитектурные технологии (строительство сводов, производство кирпича…). После падения Византийской империи в 1453 году многие греки и итальянцы с берегов Черного моря отправились в Московию. Об этом ясно свидетельствует архитектура Кремля.
Нас особенно интересуют два путешествия, которые описал Сигизмунд фон Герберштейн, дважды назначавшийся послом Священной Римской империи в России. Первое путешествие состоялось в 1496 году. Посол короля Дании Давид Кохран вернулся из Москвы в Копенгаген по Северному пути. Его сопровождал Григорий Истома, посол царя Ивана III. Первое русское посольство в Испанию состоялось при Василии III (1505–1533). Оно тоже проследовало по Северному пути и в 1523 году предстало перед Карлом V в Мадриде. Об этих двух путешествиях стало известно в 1549 году благодаря книге Герберштейна «Записки о Московии». Глава, посвященная им (I.12б).

I.5. Первый французский проект использования Северного пути

По всей видимости, первый проект использования Северного пути для торговли с Индией выдвинул генуэзец Паоло Чентурионе примерно в 1520 году. Чтобы миновать территории, находящиеся под турецким владычеством, он предложил подняться по Инду, пересечь Афганистан и достичь Каспийского моря. На берегах этого моря, в устье Волги, находится Астрахань. Следовало достичь Астрахани, затем подняться вверх по Волге, добраться до Москвы и, наконец, до Риги на Балтике. Желая сохранить для себя все преимущества возможной торговли с Индией, царь Василий III (1505–1533) отверг этот проект. Тем не менее, он разрешил Чентурионе вести торговлю на Балтике.
Возможно, этот проект вдохновил итальянских банкиров из Лиона, контролировавших шелковый рынок. Они профинансировали путешествие в поисках северо-восточного, самого короткого пути в Катай или Сипангу, как тогда называли Китай и Японию. Миссия была поручена Джованни да Верраццано, одному из капитанов знаменитого и могущественного Жана Анго, губернатора Дьеппа. В 1523 году Верраццано отправился в путь на четырех кораблях. Шторм потопил два из них и заставил его вернуться, чтобы отремонтировать два оставшихся; после этого мореплаватель отправился в сторону Нового Света. Второе путешествие он предпринял в 1526 году, снова достигнув берегов Северной Америки.
Отметим также, что король Швеции Густав Васа предложил Юберу Ланге, протестанту из Бургундии, возглавить экспедицию с целью поиска северо-восточного прохода. Но тот отклонил королевское предложение.
«В сентябре, возвращаясь в Германию, он [Юбер Ланге ] проезжал через Грипсхольм [замок в окрестностях Стокгольма ], где вновь встретился с Густавом [королем Швеции ]. Этот государь приложил все усилия, чтобы удержать его и оставить на своей службе; он предложил ему два хорошо оснащенных корабля с умелой командой, чтобы тот предпринял, за счет средств шведской короны, исследовательское путешествие, в надежде найти проход, который позволил бы доплыть до Ост-Индии северными морями; но Ланге, путешествовавший исключительно с целью сравнить старинную географию с новой, желавший расшифровать древние надписи, изучать различные законы и обычаи европейских народов, и прежде всего, установить связи с правителями и государственными деятелями иностранных государств, поблагодарил его, сказав, что его страсть – «узнавать цивилизованные страны, а не отправляться искать их там, где царит варварство». Таким образом, путешествие, задуманное Густавом, было осуществлено много позже, голландцами и англичанами».
------------------------------------
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2017