Суббота, 25.11.2017, 08:36
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Книги

Сергей Кургинян / Красная весна
17.05.2017, 16:36
Предатель-одиночка или…?

Уже не раз обсуждалась особо пакостная роль Горбачева во всем, что касается развала страны, разгрома идеологии, организации неслыханного глумления над ценностями, нормами и идеалами своего общества, втягивания человечества в антигуманистическое инферно. Но Горбачев не дьявол, обладающий сверхчеловеческими возможностями, не инопланетянин, прилетевший с планеты, находящейся на более высоком уровне развития. Он даже не сверхмощный андроид, он человек, которого какая-то мощная система должна была продвинуть на пост Генерального секретаря.
Допустим маловероятное: что Горбачев — это просто очень удачливый карьерист, сумевший залезть без мыла в мозги и души престарелых членов Политбюро, обольстить их, сыграть на противоречиях между ними. Что может сделать подобный карьерист-одиночка, случайно оказавшись у власти? Только плыть по течению, но никоим образом не осуществлять, причем на редкость успешно, амбициозный проект разрушения всего на свете. Ведь человек (а мы договорились, что Горбачев — обычный человек, а не злой супермен из голливудского фильма) может что-либо осуществлять только с командой единомышленников (столь же подлых, как он сам, и обладающих такой же мертвой хваткой). Откуда взялась эта команда? Ее не может создать резидент американской разведки. Максимум максиморум, этот резидент может наладить с подобной командой связь. Да и то далеко не сразу — только после того, как такая команда обретет достаточное могущество и не побоится быть уличенной в подобной связи.
Итак, только мощный слаженный элитный коллектив мог привести Горбачева к власти. И только такой коллектив мог запустить один из самых амбициозных и скверных проектов, когда-либо осуществлявшихся подобными дружными элитными коллективами, — эту самую перестройку.
Но как могла система, давившая любое инакомыслие, а уж тем более реальное посягательство на государство и власть, допустить формирование подобного коллектива и его превращение в субъект, способный не только взлелеять, но и осуществить свою поганую перестройку?
Любая система воздействует одним образом на социум и другим образом — на элиту, то есть элементы самой системы. Но советская система не только не ослабляла карающую длань, обнаруживая политические или идеологические проступки лиц, входивших в элиту, но и напротив, порой карала своих элитариев за проступки такого рода даже строже, чем обыкновенных простых людей. Работягу, обложившего Брежнева матом, пожурят, а первого секретаря обкома комсомола — прижмут по полной программе. Кроме того, за всеми не уследишь. Что именно ляпнул прораб провинциального стройтреста? Это ведь еще нужно, чтобы соответствующий контингент: а) зафиксировал это; и б) стал докладывать по инстанциям. А вот установить стопроцентный контроль за словами и действиями перспективного комсомольского работника — дело святое и обязательное. А значит, вся проблема — в тех, кто устанавливает этот контроль. Поскольку этот контингент (агентура и оперативный состав) не только осуществляет надзор в пассивном режиме, но и активным образом зондирует подконтрольный контингент. То есть сами рассказывают анекдоты, костерят почем зря Брежнева и других — и ждут, кто и как на это откликнется. Те, кто не реагирует на это или реагирует негативно, интереса не представляют. А те, кто на эту удочку попадают, подлежат более серьезной разработке и делятся на малоперспективных и перспективных.
Малоперспективных тупо карают при первой необходимости (к празднику, например, или в случае недовыполнения плана). А перспективных используют для того, чтобы разворачивать более масштабные и затейливые зондажи. Создавая, например, антисоветские структуры, налаживая спецсвязи с иностранцами и так далее. Теперь представьте себе, что у вас на глазах разворачивается этакая подпольная спецантисоветская деятельность. А вы как законопослушный гражданин, действительно приверженный советской идеологии, советскому образу жизни, докладываете по инстанциям. А инстанция кивает сочувственно. И продолжает свое — между прочим, вполне законное, спецантисоветское начинание. А если вы и дальше будете настойчиво проявлять беспокойство, то мало ли что может случиться. Тут всё зависит от масштаба спецначинания. Есть, знаете ли, такие спецначинания, что всякое настойчивое стремление их разоблачить может обернуться для вас крупными неприятностями. Опять же — в строгом соответствии с такими-то и такими-то должностными инструкциями, к обычным законодательным нормам никакого отношения не имеющим.
Итак, представьте себе, что подлинно антисоветсвкая группа сформировалась внутри данного элитного контингента. Как вы отличите такую действительно антисоветскую группу от спецантисоветской? Вы скажете, что эта группа подлинно антисоветская, а вам представитель спецэлиты скажет, что вы не в курсе и речь идет о спецантисоветизме! Вы усомнитесь и — если у вас есть такие возможности — станете контролировать спецэлиту, показавшуюся вам «не того». Но тут начинается чисто математическая коллизия.
А если это «не того» поразит и ваших контролеров? Контроль, контроль в квадрате, в кубе… И так далее. Если в системе, которая всё берет под контроль, надо соорудить мощную антисоветскую группу, то ее, группу, надо сооружать из контролеров, причем максимально высокого ранга и наделенных максимально эксклюзивным правом на спецантисоветскость.
Изложенные мною закономерности не имеют никакого отношения к теории заговора. Кроме того, одно дело — теория заговора (она же — конспирология) и совсем другое — исторические, социологические и иные исследования реальных заговоров. Что в истории реальнее и несомненнее заговоров? И, наконец, что такое — по определению! — мощная антисоветская группа, работающая на разрушение советской системы и советского общества? Разве это можно назвать иначе, чем «группа заговорщиков»?
Но, тем не менее, мои рассуждения — не только не «теория заговора», но и не аналитика и не история конкретного антисоветского заговора. Нет, рассуждения эти — лишь очередная вариация на вполне проработанную учеными тему «спецслужбы тоталитарной страны как единственный субъект, способный разрушить тоталитаризм», — эта тема давно обсуждена социологами разного профиля.
Так какая же группа заговорщиков привела к власти Горбачева? И помогла ему осуществить подлый замысел? И что сталось с этой группой после того, как она добилась успеха? Ведь в таких случаях осуществившие свой замысел группы в принципе не могут испариться. Да и зачем им «испаряться», если они добились своего?
Добились своего… Но чего, собственно, добились заговорщики? Личного обогащения? Но тогда они не заговорщики, а обыкновенная банда. А это не так или как минимум не вполне так. Разрушения своего государства во имя торжества государства американского? Но тогда они не заговорщики, а элементарные агенты. Что опять же как минимум не вполне соответствует подлинному статусу этих людей, их мировоззрению, целеполаганию и самооценке. Многолетние занятия, призванные дать сколько-нибудь внятный ответ на этот вопрос, встречи и длинные доверительные беседы с теми, кто так или иначе соприкасался с заговором, убедили меня, что в его ядре находились элитные спецслужбисты, обладавшие и немеркантильным, стратегическим целеполаганием, и волей к осуществлению своего, на мой взгляд, вполне преступного, но далеко не элементарного замысла. За вычетом огромного числа деталей и вариаций, их логика может быть сведена к следующему:
Первое.  Капитализм оказался гораздо более гибок и жизнеспособен, чем это можно было предположить.
Второе.  Коммунистическая революция на Западе не произойдет именно по этой причине. Запад научился добывать для своего населения необходимый ресурс, эксплуатируя весь остальной мир. Запад обеспечил своему населению определенный уровень благосостояния. Запад создал человека-потребителя и насытил элементарные потребности созданного им человека, обезопасив себя от восстания усыпленных потребительством масс.
Третье.  Советский Союз не может грабить мир так, как грабит его Запад. А значит, он не может и насытить потребности своего потребителя. Любая же другая модель человека, не требующая потребительского благоденствия и основанная на аскетизме и мобилизации, потребует слишком радикальных перемен, несовместимых ни с интересами правящего политического класса, ни с благодушными чаяниями очень крупных социальных групп. При этом подобная трансформация (накаленная идеальная воскрешенная мессианская страсть, радикальное очищение достаточно подгнивших и размагниченных элит), скорее всего, приведет к ядерной войне с Западом. Вообще, любой негибкий сценарий — и с возвращением к мессианству, и без возвращения к оному — сделает крайне, бесповоротно вероятной большую ядерную войну на рубеже XX и XXI века.
Четвертое.  Сильный идеологический разогрев населения маловероятен и чересчур опасен. Отказ от этого разогрева неизбежно приведет к поощряемому Западом неотрадиционализму. При этом существенная часть нерусского населения станет всё в большей степени попадать в орбиту ислама.
Пятое.  Именно в той части СССР, где наиболее активно будут протекать процессы исламизации, рост населения окажется особенно бурным.
Шестое.  Раньше или позже любой сценарий развития СССР, кроме чересчур опасного мобилизационно-мессианского, потребует той или иной демократизации. Бурный рост исламского населения приведет к тому, что демократически избранная власть может перейти к ставленнику этой части советского населения. Это роковым образом скажется на судьбе уменьшающегося собственно русского населения.
Седьмое.  Социально-экономические процессы рано или поздно потребуют еще большего расширения СССР. При этом восточно-европейские страны будет всё труднее удерживать в коммунистической зоне, потому что именно на них будет наиболее пагубно сказываться соблазн западного потребительства. Расширяться придется в Азию. А это окончательно поставит крест на русской коммунистической сверхдержаве. Не зря ведь Сталин так боялся слияния СССР с коммунистическим Китаем, равно как и любых других слишком плотных отношений с коммунистической Азией.
Восьмое.  Любое расширение советской сверхдержавы в сторону Азии (а без этого вскоре нельзя будет удержать социально-экономические позиции в глобализирующемся мире) резко усилит риск ядерной мировой войны. А он и без этого  растет с каждым годом.
Девятое.  Сочетание потребительства с развитием эффективно только в пределах современного западного капитализма. Попытка же развиваться на принципиально иных основаниях сопряжена со слишком высокими издержками для советской элиты. Да и для всего общества. Если же не включить никакого механизма развития, то проигрыш капитализму становится неминуемым.
Десятое.  Исходя из пп. 1–9, оптимальным является вариант вхождения СССР в Европу. При этом лучшим партнером, естественно, является Германия как наиболее мощное европейское государство. Ради укрепления отношений с Германией можно пожертвовать очень и очень многим. Прежде всего, конечно же, ГДР. Но — и не только.
Одиннадцатое.  Вхождение в Европу потребует возврата СССР на капиталистический путь, отделения от СССР избыточно азиатских окраин, проведения в освобожденной от этих окраин России форсированной капиталистической модернизации.
Двенадцатое.  Возврат России к капитализму снимет тканевую несовместимость между Россией и Европой. Войдя в Европу, Россия станет самым мощным европейским государством. Вдобавок ко всему — подавляюще превосходящим другие европейские государства в плане совокупной военно-стратегической мощи.
Тринадцатое.  После построения в России «нормального» капитализма и вхождения России в Европу у американцев не будет никаких оснований для военного присутствия в Европе.
Четырнадцатое.  Европейско-российское государство будет самым мощным на планете. Объединение русского сырья с немецкой промышленностью способно сотворить экономическое чудо.
Пятнадцатое.  Как только начнется бурный рост российско-европейского государства, США сильно ослабнут или даже рухнут.
Шестнадцатое.  В объединенной российско-европейской сверхдержаве Россия будет самым сильным слагаемым.
Семнадцатое.  Когда это всё произойдет — подумаем, как распорядиться оказавшимися в наших руках возможностями.
В том реальном СССР, который мое поколение знает не по политическим триллерам, невозможно было даже обсуждать такие семнадцать пунктов (вдруг почему-то вспомнились «Семнадцать мгновений весны») без того, чтобы нарваться на крупные неприятности. Кто-то обязательно кому-то сообщит о странном начинании. Встревоженность странностью начинания наложится на разного рода карьерные и прочие дрязги. И — пиши пропало.
Тут недостаточно запрятать антисоветское начинание в зону спецслужбистской (то есть провокативной по своей профессиональной природе) борьбы с антисоветской заразой. Конечно же, это единственный шанс на успех фактически безнадежного начинания. Но настоящий шанс возникнет, только если начинание будет санкционировано лично шефом спецслужбы, которой положено заниматься борьбой с антисоветизмом и антикоммунизмом. Борьба с такой скверной была возложена на КГБ СССР. Разумеется, наряду с массой других обязанностей — ловлей шпионов, например, а также внешней разведкой, военной контрразведкой и так далее.
А поскольку любая бюрократия (советская, американская — не имеет значения) мыслит однотипно («есть угроза, создаем ведомство по борьбе с угрозой»), то неминуемо было создание внутри огромного и многопрофильного КГБ специализированного управления по борьбе с антисоветизмом и антикоммунизмом. Именно внутри такого Управления и надо было размещать комитет, реализующий спецпроект из перечисленных мною выше семнадцати пунктов (назовем его для краткости К-17).
Для того чтобы К-17 был сколько-нибудь эффективной структурой, его неформальным лидером должен был являться руководитель КГБ СССР. А правой рукой руководителя должен был являться глава того управления, внутри которого размещался комитет.
Тогда, во-первых, некому будет обнаруживать и ликвидировать К-17. Ибо должны это делать по долгу службы шеф КГБ и руководитель управления, специализирующегося на выявлении и подавлении антисоветских, антикоммунистических начинаний. Но если эти двое возглавляют К-17, то они его ни выявлять, ни подавлять не будут. А, во-вторых, ну выявит кто-то, соразмерный «этим двоим» (поди еще, найди такого!) наличие зловещего К-17. Доложит еще более могучему номенклатурщику (которого опять же надо найти) о данном скверном начинании. Номенклатурщик, которому доложили, начнет выяснять, что к чему. Шефа КГБ и начальника управления, специализирующегося на борьбе с антисоветской и антикоммунистической деятельностью, вызовут на ковер и спросят: «Что там у вас происходит?» Вызванные на ковер ответят: «Да, мы создаем антисоветские, антикоммунистические структуры. Но это же спецструктуры. Вам доложили с ума великого об одной из них. А их, между прочим, много. И все они нами созданы именно как спецструктуры — для привлечения антисоветского, антикоммунистического контингента, выявления этого контингента, обнаружения его международных связей, контроля, дезориентации, подавления! Это же наша работа! Она, между прочим, носит совершенно секретный характер. Так что даже то, что вы от нас требуете отчета, — уже нарушение жанра. Да если бы при Феликсе Эдмундовиче так вот на ковер вызывали, то не было бы никакой операции «Трест». Да и многого другого. Спецработа — это вам не статьи в газете «Правда» писать!»
И что ответишь? Товарищи из органов и впрямь не лекторы из Общества «Знание»! Товарищи же, уйдя с ковра, начнут выяснять, кто их сдал. И вскоре выяснят — у них для этого возможностей, что называется, «выше крыши». Выяснив же, что к чему, «товарищи из органов» расправятся с посягнувшими на них негодяями. И опять же, поскольку они «из органов», то у них возможностей — до и больше. Они этих негодяев подставят, пришьют им аморалку, например. Мало? Криминал пришьют! И этого мало? Тогда именно наиболее умным и стойким защитникам советско-коммунистических идеалов пришьют ревизионизм. Или даже «антисоветскую деятельность»! И кто-то будет спорить с «органами»? Пусть только попробует! Да и зачем это он станет пробовать? А если станет, не побоится — ну что ж… Тогда негодяев, посягнувших на К-17, можно физически устранить. Почему бы и нет? Для этого есть все технологические возможности! Да мало ли еще возможностей прищучить тех, кто под тебя копает? Например, натравить на этих косных людей свою некосную агентуру. Устроить соответствующую обструкцию: «Нерукопожатный тип! Изгой!»
Всему этому есть примеры. За что был арестован уже в брежневскую эпоху честнейший человек и крупный теоретик коммунизма Побиск Кузнецов? Что в действительности произошло с Эвальдом Ильенковым? Убили его или он покончил с собой? Но даже если покончил с собой — то почему? Как и с какой целью выпроваживали за рубеж Зиновьева и Лебедева? Кто изобрел оптимальный для подрыва СССР вариант работы с Солженицыным?
Всё это — чужие судьбы, каждая из которых требует тщательного анализа. Но свою-то судьбу мне не надо тщательно анализировать! А в ней как в капле воды отражается двусмысленность исследуемой эпохи. Кто обвинил меня в ревизионизме? Чьи доносы зачитывал мне секретарь парткома МГРИ, поясняя, что мой хороший знакомый — «полосатый», то есть кадровый комитетский стукач. Где и в качестве кого потом всплыл этот знакомый?
------------------------------------
Категория: Книги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2017