Вторник, 19.06.2018, 17:28
TERRA INCOGNITA

Сайт Рэдрика

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Раритет

Николай Урванцев / Арктические походы Джона Франклина
25.04.2017, 19:46
Время экспедиции Франклина и особенно его поисков было периодом возрастающего могущества Англии, когда молодой английский капитализм стремился к безудержной экспансии во всех уголках земного шара. Не были им забыты при этом и полярные страны, в частности северное побережье американского материка. Аляска в это время номинально еще принадлежала царской России, а фактически была по существу «ничьей землей», и ее пушные богатства привлекали хищные взоры английского торгового капитала. Вместе с тем необходимо было стать твердой ногой и на северном побережье Канады, где уже орудовал английский капитал в лице компании Гудзонова залива, но где, вместе с тем, было еще достаточно сильно влияние конкурирующего французского капитала.
Связать эти области крепкими морскими путями с Англией, захватить их в свои руки, — это значило не только твердо закрепиться на всем полярном побережье Америки, но и проникнуть в области Берингова моря и всего северо-востока Азии. Поэтому идея поисков морского пути вдоль северного побережья Америки была в течение некоторого времени одной из самых популярных в английских общественных и политических буржуазных кругах. Недаром скупое вообще на все, что не касалось непосредственно морских вооружений, английское адмиралтейство дало для экспедиции Франклина два своих судна и отпустило на организацию и осуществление работ экспедиции весьма значительные по тому времени материальные и денежные средства.
Как известно, экспедиция Джона Франклина, отплывшая из Англии 19 мая 1845 года в составе 134 человек на кораблях «Эребус» и «Террор», проблему существования Северо-западного морского прохода разрешила. Но из-за отсутствия в то время опыта в полярных экспедициях Джон Франклин и все его спутники за это открытие заплатили своей жизнью.
Последующая история исследования полярной Америки и ее морского побережья в течение второй половины XIX века проходила, главным образом, под знаком поисков пропавшей экспедиции. В течение лишь одного десятилетия с этой целью было направлено 50 больших экспедиций. Специальные поисковые отряды и после того еще долгое время продолжали во всех направлениях обыскивать американскую Арктику, и последняя экспедиция такого рода состоялась не далее как в 1931 году. Эти поисковые экспедиции не только установили факт открытия Франклином Северо-западного прохода, но и доказали, что при известных условиях он действительно может быть использован как кратчайший морской путь из Атлантического океана в Тихий.
Преследуя в конечном итоге империалистические цели, как бы они ни были завуалированы идеями «гуманности» и «чистой науки», полярные экспедиции по исследованию Северо-западного прохода и в поисках Франклина, приходя в соприкосновение с местным национальным населением — эскимосами и индейцами, — относились к нему как к низшей расе, которая может служить только средством к достижению стоящих перед экспедициями задач. Ни о какой культурно-просветительной работе среди них, или помощи им для поднятия хозяйственного и материального уровня, что является всегда одной из повседневных задач всякой советской полярной экспедиции, здесь нет и речи. С местным населением можно торговать, можно производить обмен, в большинстве для него явно невыгодный и обманный, можно пользоваться его услугами в качестве проводников или рабочей силы, но на равной ноге с «белыми людьми» оно ни при каких условиях не стоит. Все это советский читатель должен иметь в виду при чтении данной книги.
Рассказывая об одной из величайших трагических экспедиций и ее розысках, эта книга вместе с тем наглядно показывает, насколько различны были исторические пути изучения северо-западного и северо-восточного морских арктических путей и насколько различны в конечном итоге оказались их судьбы.
Работе экспедиций по поискам Франклина посвящена на европейских языках обширная литература. Только на русском языке этот важный момент в истории изучения американского сектора Арктики нашел отражение в единственной вышедшей еще в 1872 году, да и то посредственной книжке под названием «Экспедиция Франклина в полярные моря и поиски за ним». Кроме того, имелись упоминания об этом вопросе в общих трудах Крузенштерна, Гевальда и других. Вот и все. Поэтому выпуск настоящей книги Издательством Главсевморпути как нельзя более своевременен теперь, когда советские полярники одержали новые победы над арктической стихией, организовав научную станцию в самом сердце Арктики, на льдах центрального полярного бассейна, и соединили оба полушария кратчайшим воздушным путем через Северный полюс.

I. СЛЕПЫЕ ПОПЫТКИ
Экспедиция 1616 года — Баффин. Экспедиции 1818–1819 годов — Джон Росс, Бечан и Франклин

Начало и середина девятнадцатого века — эпоха величайших географических открытий в области американской Арктики. Упорными трудами отважных и талантливых английских моряков того времени нанесена на карту эта дикая, суровая страна, еще в начале столетия представлявшая собой сплошное белое пятно.
Среди знаменитых путешественников-исследователей полярной Америки наибольшей славы достиг Джон Франклин. Имя Франклина известно всему миру. В течение целого десятилетия оно не сходило с уст людей; экспедицией Франклина полны были газеты и журналы, ей посвящались научные исследования, о ней писались книги.
Сто девятнадцать лет тому назад Джон Франклин впервые выступил на поприще исследователя полярных стран, девяносто два года прошло со времени выхода в море возглавляемой им знаменитой экспедиции на кораблях «Эребус» и «Террор». Миновало столетие, но память об арктических походах Франклина остается свежей, как будто с тех пор прошло не больше десятка лет.
Велико значение совершенных Джоном Франклином географических открытий, и заслуженна его слава, но справедливость требует признать, что успех, достигнутый другими полярными мореплавателями и путешественниками того времени, смело может идти в сравнение с результатами исследований Франклина. Нет сомнения, что одни только географические открытия не создали бы ему той широкой популярности, которую он приобрел среди всех слоев населения своей родины. В старых английских книгах много написано о том, чего достиг Франклин своей энергией, неутомимостью и талантом, но не столько учеными трактатами и отчетами прославил Джон Франклин свое имя, сколько тяжелой судьбой своей и трагической смертью.
Знаменитые современники и последователи Франклина — Джон Росс, Парри, Мак-Клюр, Мак-Клинток и другие — добились блестящих результатов, получивших полное признание широких кругов, но никто из них не достиг популярности Джона Франклина. Подобно Франклину эти люди были всецело преданы делу исследования американской Арктики, горячо отстаивали необходимость его и отдали ему всю свою энергию и умение. Однако работы почти всех этих исследователей находились не только в определенной зависимости от деятельности Франклина, но являлись прямым результатом ее. Именно Джон Франклин вызвал к жизни огромное количество новых экспедиций, давших в конечном итоге полную картину распределения воды и суши к северу от американского материка. Наиболее интенсивная исследовательская деятельность в этом районе развилась, правда, лишь после смерти Франклина, но как раз гибель его экспедиции превратилась в источник новых исследовательских работ. В период борьбы между сомнениями и надеждами относительно судьбы экспедиции на «Эребусе» и «Терроре» было послано наибольшее количество экспедиций на поиски пропавших без вести, и именно эти отряды дали в общем итоге наибольший географический эффект.
Таким образом почти все исследовательские работы этого времени, производившиеся в области американской Арктики, оказались тесно связанными с именем Джона Франклина, и рассматривать их деятельность можно только ознакомившись предварительно с деятельностью его самого. В результате Джон Франклин стал центральной фигурой среди современных ему исследователей этой страны.
Более 10 миллионов рублей было затрачено на снаряжение многочисленных экспедиций, направленных на поиски Джона Франклина и довершивших начатое им дело, но не спасших ни одного человека из экипажа «Эребуса» и «Террора». В течение целого десятилетия не исчезала надежда на спасение пропавших, и только по истечении этого срока были обнаружены несомненные доказательства их трагической гибели. Более ста человек участников экспедиции Франклина заплатило жизнью за попытку открытия Северо-западного прохода. С потерей надежды стихло царившее в широких кругах населения возбуждение, с опубликованием трагического документа перестали писать об — экспедиции журналы и газеты. Лишь немногие оптимисты, не желавшие мириться с жуткой действительностью, настаивали на необходимости проверки этих сведений. В течение ряда девятилетий продолжали поступать известия о новых находках следов пропавших людей, но ни один человек не был найден в живых. Поиски документов, касающихся судьбы этой несчастной экспедиции, производятся и по сегодняшний день.
Факт гибели хорошо снаряженной и подготовленной экспедиции Джона Франклина представляет для нас, живых свидетелей и участников интенсивного и успешного освоения Советского сектора Арктики, огромный интерес, так как дает возможность сравнить условия экспедиционной работы в капиталистической Англии периода расцвета ее морского могущества с условиями работы и жизни, созданными советской властью на нашем Севере. Из всех арктических путешественников никто не испытал свою беспомощность перед лицом полярной природы так сильно, как Джон Франклин и его команда. Трагический конец последней экспедиции Франклина отражает несовершенство породившей ее системы и требует пересмотра методов исследования полярных стран того времени.
Действительно мощная организация и правильная постановка исследования полярных стран стали возможны только после свержения капиталистического строя в нашей стране, с помощью науки и человеческого энтузиазма победившей льды Северо-восточного прохода.

Великий северный морской путь из Атлантического океана в Тихий в обход Америки издавна был предметом мечтаний и стремлений английских моряков. Имя Джона Франклина теснейшим образом связано с возобновлением в начале девятнадцатого столетия поисков этого пути.
Последнее морское путешествие было осуществлено с этой целью за двести лет до Франклина. Это было плавание Билота и Баффина в Баффинов залив (1616 год), являющийся преддверием полярного пути в Тихий океан. С тех пор в течение двух столетий ни одно судно не посещало этих вод. Причиной этого был не столько страх перед неизвестностью и арктическими льдами, сколько вера в правильность мнения Баффина, ученейшего и опытнейшего моряка своего времени, авторитетно заявившего, что Северо-западного прохода не существует ни в Гудзоновом проливе, ни в продолжении Дэвисова пролива, то есть в Баффиновом заливе, и что обе эти акватории не что иное, как заливы обширнейшего размера. Неправильность этого мнения была доказана лишь впоследствии рядом полярных исследователей, в частности обнаруживших, что так называемый Баффинов залив представляет собой в действительности настоящий морской пролив, узкими рукавами связанный с большими водными бассейнами как на севере, так и на западе.
Инициатива пробуждения в официальных кругах интереса к возобновлению попыток проникнуть вглубь арктической Америки с целью отыскания столь желанного прохода принадлежит в первую очередь Джону Бэрроу, тогдашнему секретарю английского адмиралтейства. Этот деятель представляет собой любопытную фигуру, и к характеристике его нам придется еще вернуться. Пока же отметим, что, поставив себе целью добиться во что бы то ни стало отправки английской экспедиции с поручением доказать, что Северо-западный проход существует, Джон Бэрроу не щадил аргументов в пользу своей идеи, мало разбираясь в способах доказательства своей правоты.
Джон Бэрроу, относившийся с доверием только к открытиям, сделанным офицерами королевского флота, поставил под сомнение достоверность отчетов Баффина. Бэрроу приложил все старания, чтобы, в угоду своим симпатиям и во вред исторической правде, назвать великого мореплавателя лжеоткрывателем и обманщиком. Бэрроу не пожелал и не сумел разобраться в открытиях, сделанных Баффином, и предпочел клеветать там, где следовало высказать сомнение не в правдивости самого отчета, а только в правильности окончательных выводов автора его.
Образ действия Бэрроу находит себе объяснение не только в его верности господствующему классу и военному сословию, но и в настойчивости его характера. Общественное мнение было в то время настроено против посылки экспедиции в Полярное море, так как никто в Англии не ждал от открытия Северо-западного прохода практической пользы. Знаменитый мореплаватель Джеймс Кук еще в восемнадцатом столетии доказал, что американский материк в области Берингова пролива почти соприкасается с азиатским, а следовательно в полярной области протяжение его должно быть весьма значительным. В таких условиях открытие Северо-западного прохода, казалось, должно было столкнуться с таким количеством непреодолимых препятствий, что было просто неразумно и крайне нерентабельно заботиться о решении этой проблемы.
В конце концов Бэрроу удалось, благодаря настойчивости и неразборчивости в средствах, добиться перемены в настроении так называемого общества и руководящих кругов, английского адмиралтейства, и в 1818 году были снаряжены две экспедиции: одна в северо-западном направлении, а другая — к Северному полюсу. Таким образом со времени Баффина впервые была отправлена в поисках Северо-западного прохода экспедиция в пролив его имени, так как две английские и одна датская экспедиции первой половины семнадцатого, а также две английские экспедиции восемнадцатого века, хотя и ставили себе задачей искать проход в Тихий океан, но ошибочно ориентировались при этом па Гудзонов залив, замкнутый с западной стороны сушей.
Одновременная отправка в 1818 году двух полярных, экспедиций в столь различных направлениях объясняется прежде всего не только недостаточным знанием природы приполярной области, но кроме того успехом, который выпал на долю известного китолова Скоресби-отца двенадцатью годами раньше: в 1806 году этому мореходу удалось проникнуть в области Гренландского моря до 81°30′ северной широты. Достижение столь высокой параллели на китобойном корабле позволяло современникам Скоресби надеяться, что Полярное море, в согласии с мнением многих старинных и современных ему авторитетов, должно быть более или менее свободно от льдов и что специальная экспедиция сможет пересечь его в районе полюса и выйти к берегам Восточной Сибири или к Берингову проливу. Если бы такой поход удался, то оказалось бы лишним отыскивать путь вдоль северных берегов Америки. Однако ввиду того, что здесь сколько-нибудь определенно рассчитывать на, удачу было трудно, то решили одновременно пытаться проникнуть к Берингову проливу и прежним путем — вдоль американского побережья, назначив при этом отправным местом пути на запад Баффинов залив.
Каждая из экспедиций, отправившихся в 1818 году для исследования арктических морей, состояла из двух кораблей. Общественное мнение страны стояло за то, чтобы во главе этого предприятия поставить лучшего знатока Полярного моря, дельного ледового капитана — Скоресби-младшего. Но так как он был только торговым капитаном, а не офицером военного флота, то ему со стороны адмиралтейства было предложено командование одним из кораблей в роли подчиненного, от каковой чести Скоресби поспешил отказаться. Тогда выбор пал на капитана Джона Росса, которому было вверено командование Северо-западной экспедицией. Под начальством Росса находился лейтенант Уильям Эдвард Парри, командовавший вторым кораблем. На флагманском корабле среди прочих находились племянник начальника Джемс Кларк Росс и капитан артиллерии Эдвард Сэбин. Все эти лица получили впоследствии широкую известность как исследователи полярных стран.
Начальником экспедиции к Северному полюсу и командиром первого корабля был назначен капитан Давид Бечан, а командиром второго корабля — Джон Франклин. Помощником Франклина был Фредерик Бичи, а штурманом Джордж Бак. Оба моряка с Франклином во главе стяжали себе бессмертную славу своими полярными путешествиями.
Таким образом Франклин принял участие в первой большой экспедиции девятнадцатого века, пытавшейся проникнуть северным путем из Атлантического океана в Тихий, но пока еще в качестве подчиненного командира.
2 мая все четыре корабля покинули Англию.
Экспедиция Джона Росса на «Изабелле» и «Александре», преодолев на своем пути ряд трудностей, достигла Баффинова залива. Росс проник в северную часть его, переходящую в Смитов пролив, но вскоре повернул обратно, следуя вдоль западных берегов. Вход в пролив Джонса оказался забитым льдом и потому недоступным. Более южный пролив Ланкастера был свободен от льдов, и 25 августа Россл Парри вошли в него. Пройдя половину пролива в западном направлении, начальник отдал распоряжение повернуть обратно, и, к величайшему огорчению Парри, оба корабля вышли из пролива Ланкастера обратно в Баффинов залив. Причина возвращения была в том, что, следуя по проливу Ланкастера, Росс увидел впереди очертания высоких гор. Введенный в заблуждение миражом, он решил, что пролив этот в действительности не что иное, как широкий фиорд, и не счел нужным проверить свое предположение, подойдя к мнимым горам вплотную. Экспедиция Росса произвела много ценных научных наблюдений, но географические открытия ее ничтожны. Собственно говоря, Росс прошел по пути, проложенному 202 года тому назад Баффином, и только подтвердил реальность открытий Баффина и правдивость его отчетов. Этот факт особенно интересен тем, что плавание Росса совпало со временем выхода в свет книги Бэрроу, оклеветавшего великого мореплавателя семнадцатого века.
------------------------------------
Категория: Раритет
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Меню сайта

Чат

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 
Copyright Redrik © 2018
Сайт управляется системой uCoz